09.05.2019 Мир, труд, май и долгожданный дизайн! С отчётами по багам и прочими просьбами по совершенствованию всё туда же или в специальную тему. P.S. Продам душу Лукашу за оказанную помощь в исправлении уже найденных.

03.05.2019 Нагато нашла перчатку Бесконечности и собирается... Читать продолжение в источнике. На самом деле, у нас тут обещанный большой ивент, но так же эпичнее, верно?

19.03.2019 Обновление сводки и анонс большого ивента. Все подробности здесь.

18.03.2019 С небольшим запозданием мы всё-таки установили возможность использовать маску в разделе филлеров для всех игроков. Обо всех багах сообщать Нагато или M-171.

08.03.2019 Введена сводка эпизодов, с которой можно ознакомиться здесь.

16.02.2019 Нет, глаза вас не обманули, у нас действительно новый дизайн. А ещё мы ищем ГМ-ов - все подробности можно узнать здесь.

03.02.2019 Первая волна сюжетных эпизодов и боевых операций открыта.

03.12.2018 С обновлением нас!

09.11.2018 Всё ещё ведём работу над глобальным апдейтом, пока замечательные и любимые игроки пишут посты. Спасибо им за это!

25.10.2018 Зачем нужны новости, если можно просто заглянуть в игровой раздел?

22.10.2018 Внезапное возвращение в строй (или, быть может, лучше сказать "перерождение"?). Годы идут, но одно останется неизменным всегда: Нянято никогда не будет уметь писать новости.
что: повседневность, приключения, драма, научная фантастика.
когда: июнь 2025.

Striking Distance

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Striking Distance » Банк завершённых эпизодов » 02.06.2025, (не)стереотипность


02.06.2025, (не)стереотипность

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата и время старта:
02.06.2025, около полудня

2. Погода:
Тепло, солнечно, в здании

3. Задействованные персонажи:
Подводная лодка В-4, Подводная лодка М-171

4. Место действия:
Центральная База ОВМС, здание женского общежития, двухместные комнаты на первом этаже.

5. Игровая ситуация:
Малютке назначают новую соседку, или Сказ о том, как рыбак увидел рыбака.

6. Очередность отписи:
В-4, М-171

0

2

Переезд – дело муторное. Даже если переезжать приходится всего лишь в соседний корпус.
Дело усложнялось тем, что Сонька уже привыкла к своему одинокому проживанию в двухместной комнате, где всё было в её распоряжении. Не сказать, что в жилище был бардак или другой беспредел, но чувствовала себя девушка намного комфортнее. А теперь пришлось собирать все свои вещички и ползти по направлению к новому месту проживания.  Более того, у Зяблика будет соседка. Сама мысль об этом приводила в ужас. Из-за огорчения девушка даже забыла поинтересоваться, с кем будет теперь делить комнату. Какого это вообще? Жить с кем-то, когда ты даже простое общение наладить толком не можешь?
Неторопливо таща дорожную сумку с одеждой по земле, Соня раздумывала над тем, кто же ей выпал в качестве нового сожителя. Вернее, кому выпала сама Соня. Вдруг попадёт истеричка, которая будет выматывать все нервы не только себе, но и Зяблику? Или тиранша, что примет новенькую не за сожителя, но за прислугу или иную рабочую силу? Но страшнее всего, если её, Соню Зябликову, испугаются. Будут стоять по стойке смирно, при каждом движении шарахаться и, если выпадет возможность, умолять главного по общежитию перевести в другую комнату. Увы, встречают по одёжке, а одёжка у девчонки была так себе.
Поэтому стоило тщательно продумать тактику поведения. Сразу дать понять, что бояться Соню не стоит, что она самая обыкновенная девочка. Что… что? Может, сразу с порога выдать всю нужную информацию, чтоб проблем не было? Неа, это чересчур подозрительно. Может, отворить дверь с пинка, чтоб в случае чего дать понять, что Соня за себя постоять может? Нет-нет, хватит думать о какой-то там фантастической тиранше! Девушка остановилась.  Вот и нужный корпус. Плечи тут же заныли от тяжести рюкзака. Сверившись ещё раз с бумажкой, на которой неровным почерком было описано место назначения, Зяблик зашла внутрь. Так на чём она остановилась? Ага, тактика. Как вариант, можно было распахнуть дверь, улыбнуться и, излучая максимум радости и добродушия, улыбнуться. Улыбнуться. Нет, такое любого заставит сигануть из окна. К чёрту все эти тактики. Она просто будет действовать как обычно (Птичке стало смешно). Какое ей дело до мнения соседки (ещё смешнее)? Они же наверняка общаться не будут, лишь делить одну комнату на двоих. Снова навыдумывала по привычке разной жути и зациклилась на ней.
— А вот и оно, — итак, если верить потрёпанной бумаге, нужна дверь была прямо перед ней. Зяблик набрала побольше воздуха в грудь, вздохнула и, немного поколебавшись, взялась за ручку. А затем отпустила. Соня повертела головой из стороны. Чего это она? Нужно для начала постучать. Девчачий кулачок дотронулся до двери, однако звука не последовало. В голове крутился идиотский вопрос: «с какой силой нужно стучать?». Легонько? Посильнее? Со всей дури? Если это теперь её комната, то зачем вообще стучать? А вдруг там никого нет? Чтоб убедиться, Соня приложила ухо к двери. Прислушалась. Вроде бы ничего не слышно. Какую же ещё отмазку придумать, чтоб отложить следующий шаг подальше?  — Если буду так дальше продолжать, то никогда не зайду, — добавила Зяблик, прожигая огромные дыры на двери в своём воображении.
Однако как себя не убеждай, решимости зайти не хватало. Поставив сумку на пол, девушка начала ходить кругами, словно хищный зверь в клетке. Время от времени Соня дёргала за клипсы на ухе, безустанно накручивала пряди волос, закрывающих половину лица, на палец.  Разве что проводить увлекательнейшие монологи вслух она не стала. Вдруг её услышат. Если не соседка, то другие Ядра, проживающие в корпусе. Тогда к славе Свиборга на ножках её будут считать окончательно съехавшим с катушек пилотом. Может, стоило оставить здесь вещи и ещё немного прогуляться, собираясь с мыслями? НЕТ! Может, стоило прибежать к заведующему и, кинувшись в ноги, упрашивать его перевести Соню обратно? НЕТ!
Навернув ещё кругов сто (на самом деле двадцать) перед дверью за эти полчаса (на самом деле минут десять), Соня резко остановилась, подхватила сумку и, потоптавшись перед злополучной дверью, к счастью всех переживающих и болеющих, прошла внутрь.

Итак, она в комнате. Живая и невредимая. В душе трясётся и чуть ли не плачет, а с виду как обычно холодна и безэмоциональна. Соня обвела комнату взглядом, отметила для себя некоторые детали, но делать что-либо дальше не стала.
Соседка тоже была здесь. Разумеется, она была здесь. Вроде бы и лицо немного знакомое. Вроде бы она даже знает сожительницу. Вроде бы они вместе даже под командованием одного адмирала находятся. Вроде бы они обе являются ядрами подводных лодок. Только вот имя Соня не запомнила. Что лодки, что самой девочки. Хотя второе она наверняка и не знала.
Зябликова смерила взглядом вторую подлодку. В конце концов вспомнила, что стоило хотя бы поздороваться, а не молчать, нагнетая атмосферу. Тем не менее, когда блондинка приоткрыла рот, она передумала. Момент приветствия был упущен, слишком уж долго перебирала в голове воспоминания. В итоге Урсула ограничилась одним лёгким кивком и, считая задание под названием «первое впечатление» проваленным, оглянулась ещё раз. Нужно ж было узнать, какой угол ей занимать.

Отредактировано V-4 (2018-12-20 15:03:06)

0

3

Первым тревожным звоночком на дню для Йота стала появившаяся в комнате кровать. То есть, не то чтобы Малютка не видела кроватей раньше — сама на такой спала каждый день, — но вторая? В середине белого дня, едва только девушка успела отойти позавтракать? Право слово, она уже и не думала, что к ней кого-то подселят — так и оставят в мирном сосуществовании с одними лишь своими кошмарами.

Но кровать появилась — и вместе с тем оказались передвинуты другие предметы мебели, и беспорядочно скинуты в угол все возможные вещи, которые находились до этого не в ящиках и могли бы помешать чьей-то расчётливой перестановке. Дюбуа хотела бы очень злобно нашипеть на людей, которых этим, собственно, промышляли, но едва ли смогла кого-то обнаружить внутри комнаты или хотя бы в коридоре, возле входа — если, конечно, эти люди не обладают таинственной способностью к невидимостью или не являются призраками вовсе. Насколько девушка помнила, про обе категории достаточно часто писали в мистических книжках, газетах и журналах, вот только сама в их существование едва ли верила, так что оставалось немного-немало — лишь тяжело выдохнуть.

Сто Семьдесят Первая не была уверена, что её беспокоит больше: необходимость теперь снова с кем-то сожительствовать или же общая неосведомлённость в происходящем. Ну, типа, серьёзно — её ведь даже не предупредили! Но Малютка, как бы то ни было, была рада, что хотя бы ни одна из собранных в углу личных вещей не оказалась повреждена. Особенно от сердца отлегло, когда нашёлся любимый чайный сервис и тот самый электрический чайничек, который всякий другой из старших попытался бы изъять под сухим предлогом типа "не положено уставом".

Оставшийся час девушка, так или иначе, потратила на наведение порядка — с учётом, что теперь надо бы освободить пару-тройку квадратных метров на нового жильца. К счастью, в отличие от подавляющего большинства пилотов её возраста, Малютка не имела свойства много чего "таскать" в "берлогу", поэтому справиться с этой задачей оказалось даже легче, чем казалось. Потом подлодку всё-таки вызвали к коменданту, где всё-таки оповестили о подселении. Малютка, правда, была так зла, что даже не удосужилась спросить, кем всё-таки новая соседка является — так и ушла с твёрдого широкого шага к себе. Уткнулась в какую-то очередную энциклопедию с записной книжкой по другую сторону — конспектировала, — да и не заметила, как пролетело время.

Когда в комнате появилась, собственно, ещё одна девушка, впрочем, тоже. Правда, к чести сказать, Малютка всё-таки оклемалась в следующие минуты две. Не к чести: неприлично уставившись на "гостью".

Сто Семьдесят Первая так и не поняла, какое впечатление на неё оказала девчушка, приблизительно одного с ней возраста и роста, но со странной причёской и какими-то ещё более странными штуками в ушах. Потому что Малютка, как минимум, к такому не привыкла. Потому что Малютка, вероятно, сама не являлась эталонном — ни аристократизма, ни молодёжной крутости, ни детской миловидности. Просто... была. А вот эта вот личность представлялась каким-то проблемным подростком. Вполне допустимо, что Малютка даже где-то её уже видела — просто не запомнила, как и подавляющее большинство обитателей ЦБ вообще. Зато всё-таки подумала: "Если это та самая, надеюсь, мы не доставим друг другу проблем".

— Ты, наверное, та самая девочка, которую переводят в эту комнату? — Малютка закрывает энциклопедию и откладывает в сторону записную книжку, обводит всё пространство комнаты руками, как бы демонстрируя его масштабы, и как будто неловко, смущённо улыбается — за собственную "неинтересность". — У меня не очень много вещей, так что можешь занимать всё имеющееся свободное пространство.

0

4

В детстве Соня часто слышала, что любое животное, каким бы страшным и пугающим оно не было, боится человека намного больше. Девушка не помнила, кто и когда это произносил, но почему-то выражение наматывало круги в голове, пытаясь как-то вклиниться в картину происходящего в комнате.
Зябликова ещё раз кивнула, не отрывая взгляда от соседки. Чтобы не дай боже не смутить девочку, Соня пыталась сконцентрировать свой взор на чём угодно, но только не на глазах. От В-4 не ускользнули как книга, которую читали перед её приходом, так и какие-то записи. Подлодка либо что-то отмечала для себя, либо училась, но вдаваться в рассуждения Зяблик не стала. В конце концов, это была незначительная вещь, не имеющая смысла для неё.
— Угу, — тихо произнесла Соня, делая усилие для того, чтоб сдвинуться к свободной кровати, на которой уже лежало постельное бельё. Сумка, несмотря на то, что в ней была лишь одежда, с грохотом приземлилась на пол, рюкзак же полетел на кровать.  И что делать дальше? Была бы одна, так мигом бы начала разбирать вещи, заранее подготовила бы кроватку, чтоб вечером не возиться. А так… Зяблик шумно вздохнула, потянулась, разминая затёкшие плечи, присела. Когда соседка хоть куда-нибудь выйдет (хоть на минуточку!), пташка немедленно примется за дело. А пока оставалось лишь смотреть в пол, качать ногами и размышлять о высоком. Или попытаться выдавить из себя больше одного слова. — Ты же… тоже подлодка? — не отрывая взгляда от чрезвычайно увлекательного пятна на полу, предположила Зябликова. Было в этом вопросе что-то странное и в какой-то мере неприятное. Как человек может быть подлодкой? Человек может быть на подлодке. Или внутри подлодки. Но быть самим судном? За три года можно было бы уже привыкнуть к таким мелочам, но Соня всё никак не могла. С целью отвлечься от философских размышлений, девушка всё же решила освободить от вещей хотя бы рюкзак, в котором находилась разная мелочёвка вроде приставки, плееров, дисков и книг, утащенных из библиотеки. Может, там ещё и мусор завалялся. Соня могла бы оставить его в старой комнате в качестве прощального подарка и «привета» будущим жителям, но совесть не позволила. Неудобно как-то. — В-4. Можешь звать Урсулой, — настоящего имени Соня называть не стала. Если поймёт, что «Урсула» - это название подводнодной лодки и заинтересуется тем, что скрыто, то тогда да, разумеется поделится.  К этому моменту девушка сползла с кровати к прикроватной тумбочке, которую немедля стала обустраивать имуществом из рюкзака. Стопки музыки запихнуты, учебные тетрадки и прочее добро заодно поближе , всякие гигиенические принадлежности полочкой ниже. Провода, батарейки, запасные наушники. В краткий миг тумба наполнилась вещами. Удивительно, но даже ещё немного места осталось. Чудеса да и только. Библиотечные книги, основной плеер и самый главный убиватель времени заняли поверхность тумбочки. Убиватель же был больше похож на убитого тем же временем. Поверхность тёмного квадрата-раскладушки была исцарапана со всех сторон, и даже милые наклеечки со зверушками и ягодками не могли скрыть это. Сама приставка работала сносно, будто ей и нет десяти лет (или сколько ей там!?). Однако взять и начать играть прямо сейчас Соня не могла. Нужно ж было нормально познакомиться. Лучше бы вопросы её были услышаны и поняты (дурацкий акцент!), но в ином случае она нисколько не обидится и не расстроится.

+1

5

К преогромному удивлению Малютки, странная-во-всём-девочка отреагировала совсем не так, как ожидала того сама подлодка. Точнее сказать, Малютка ждала от неё чего угодно, кроме того, что услышала в итоге: такого кроткого и тихого тона голоса. Шутка ли? Малютке почему-то казалось, что у такого "типичного проблемного подростка", которого она увидела в новой сожительнице, может быть лишь вызывающая, громкая манера речи. Но на деле никакого вызова и грома не оказалось, и подлодка невольно напряглась всем телом, насторожившись, искоса глядя на медленно сместившуюся к кровати девчушку.

Сто Семьдесят Первая ощущала в чужой манере поведения что-то до боли знакомое — правда, исключительно на интуитивном уровне, без какого-либо понимания, что же именно. Это, впрочем, заставляло насторожиться только лишь ещё сильнее — а вдруг это лишь ещё одна шутка восприятия, самоубеждение и самообман? Малютка как никто другой знала, что бывают случаи, когда и себе доверять не стоит. С другой стороны, ощущение, будто бы каждое движение новосельницы пропитано какой-то... тревогой, что ли? — даже после таких откровений перед собой же никуда не девалось.

— Тоже? — Малютка выпрямляется и смотрит на собеседницу теперь уже прямо, с неподдельным недоумением. Обращение как к неживому предмету её совершенно не смущает, но вот о принадлежности мехи едва ли знала даже прошлая соседка, а тут... А тут что-то как-то не это самое. Действительно встречались уже, что ли, или кто-то при переселении рассказал? Малютка невольно начинает перебирать в голове все возможные варианты, да так и не находит никакого логичного объяснения происходящему. Неловко пожимает плечами. — Подводная лодка класса "Малютка", Йота-тип, если тебе интересно. А мы... Уже где-то встречались, видимо? Прости, если так — у меня плохая память на имена и лица.

"В-4". "Урсула". Звучит, между прочим, красиво — Малютка даже ощутила укол зависти, потому как её позывное едва ли даже каждый пятнадцатый может выговорить без единой ошибки. А имя, как известно, — даже если оно не совсем твоё, — всё-таки является ключом к сердцу.

— Приятно познакомиться, — подводит черту, смотрит-смотрит на копошащуюся в тяжёлом рюкзаке и меж полочек девчушку, а потом всё-таки не выдерживает и подползает к краю кровати поближе. — Может, мне помочь с чем-то? Вещи разложить или ещё что...

Чужой рюкзак, правда, уже утратил былой загруженный вид, так что Малютка почти сразу ловит себя на мысли, что странным теперь спрашивать что-то подобное. Собственная неловкость кажется значительно сильнее ощущения чужой нервозности — всё последнее обращение кажется каким-то одним большим и сомнительным предлогом для навязаться, а эта подлодка, надо сказать, совершенно не привыкла навязываться. Так что Малютка, в конечном итоге, и сама неловко отводит взгляд в пол — думает, что тут изначально, с самого утра всё идёт совсем не так, как надо бы.

С другой стороны, если не так, то как ещё?

0

6

Птичка напряглась, услышав в голосе Малютки некое подобие недоумения. Либо же блондинке просто показалось. Может, она как-то неправильно подобрала слова или снова тон её голоса передал не те эмоции? Заданный ранее вопрос был поставлен на «повтор», и Соня-детектив в своём воображении просматривала запись из раза в раз, пытаясь вычленить ту часть, что вызвала замешательство. Увы, девочка так и не познала истину, а потому решила отложить тщательный анализ на потом.
— Не думаю, — порывшись в своём рюкзаке ещё немного (вдруг ещё чего там осталось), ответила Соня. С памятью на людей у неё было чуть лучше, другое дело, что она смотрела либо на  спины с затылками, либо вовсе в другую сторону.  Однако исключать возможность их совместной встречи на территории базы или ещё где нельзя было. Если  она действительно видела Малютку в первый раз, то не могла бы даже предположить, что они обе относились к подлодкам. Или, если ж это всё-таки так, это какая-то духовная связь, иной уровень, интуиция или ещё чего поинтереснее.  — И ничего страшного, — успокоила Соня соседку. Хотя извинения наверняка были принесены приличия ради.
Вообще, голова у Зябликовой уже начинала кружиться от немыслимого количества произнесенных вслух слов. Это не в одиночку песенки горланить, это… как его там? Во, общение! Пусть и в рамках различных формальностей и хорошего тона. Когда девушка своим птичьим чутьём почувствовала, что соседка придвинулась намного ближе, Соня была готова окаменеть или свернуться в клубочек. Ах, если бы только у неё был панцирь или иголки. Вместо этого она зависла на пару секунд, вглядываясь в бескрайнюю тьму внутренностей рюкзака и ожидая, пока ей по голове что-нибудь прилетит. Или случится иная неприятность. Вроде бы ничего страшного, а быть с кем-то наедине в одной маленькой комнате было неспокойно. Лишь из-за того, что это был пока ещё незнакомый человек, а сама ситуация была довольно редкой для пташки. 
— Н-нет, у меня это… — опомнившись, выдаёт Урсула. Всего-то предложение помочь, ха! А она уже разволновалась и дала волю фантазии. Сонька вздохнула и спрятала худой рюкзак под кровать. До следующего "великого переселения" он ей точно не понадобится. Ну, или до вылазки куда-нибудь. — Одежду только разложить да повесить, вот и всё, — девочка похлопала по дорожной сумке. При упаковке вещей Зябликова особо не парилась, так как переезд был всего-то в соседнее здание, а не на другой край света. А потому вещи, уложенные кое-как, грозили при малейшем колебании молнии захватить всю прилежащую к кровати территорию. В самом худшем случае.  И если за толстовки, джинсы и им подобное Соня не волновалась, то парочка «девчачьего» и парадная форма вполне могли успеть помяться. Уж лучше б они были в порядке, не хотелось потратить время на тщательную  глажку. Однако представив, что ожидает её, Зябликова нерешительно продвинула сумку под кровать. Потом так потом. Куда уж деваться?
— Мне тоже приятно, — а по голосу уж точно так не сказать. Ни единого намёка в нём хоть на какую-то приятность знакомства. Сухие формальности. Правда, такими они могли являться лишь сейчас. Может, спустя уже несколько дней Соня  будет благодарить судьбу за то, что её отправили жить в комнату к такой прекрасной и чудной девочке.
Зябликова села обратно на кровать и посмотрела на Малютку, как бы говоря своим взглядом: «и что?». Неловкость, напряжение и скованность были очевидны для тех, кто мог видеть сквозь маску безразличия к происходящему.

0

7

Ей, конечно же, отказывают. Не то чтобы Малютка вообще могла надеяться на что-то иное — никто не любит, когда кто-то (особенно — незнакомый) навязывается, — но разочаровываться в и без того редких попытках в собственноактивность, а не очередное "я сильная и независимая женщина и могу справиться и без вас всех", как-то... неприятно. И стыдно. Стыднее и неприятнее всего.

Малютке прямо-таки хочется провалиться сквозь землю — проваливаться, правда, некуда, только если отстроить свой собственный городок из подушек и одеял, с носом утопиться в складках простыни, но вести себя настолько по-детскому перед незнакомкой в свои-то семнадцать девушка не решается — и Сто Семьдесят Первая лишь неловко отстраняется от края постели, нервно поджимая губы, и замирает в полуобороте, уставившись в светлую стену.

— Н-ну ладно...

Да так и замолкает — даже не предлагает каких-то альтернатив, хотя, к чести сказать, могла бы. Ну, знаете, "но ты обращайся, если что" или хотя бы "может, лучше не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня".

Происходит ровным счётом ничего — и от этого Малютке становится ещё более неловко.

Но потом она как-то случайно обращает взгляд к дальнему комнатному углу, обычно прикрываемый дверью, если последнюю открыть, — и видит тот самый чайный сервис на подносе, едва-едва прикрытый какой-то светлой махровой тряпицей, который она так и не решила, куда лучше будет спрятать, пока новая соседка не обоснуется.

— А, — выдаёт вдруг тихо и коротко Малютка. Разворачивается осторожно в некоем немом сомнении к "Урсуле", поглаживая ладонью неловко простыню под собой, разглаживая неровности. — А ты... Как относишься к чаю? — и кивнула в сторону того-самого-угла, внезапно разговорившись, хоть и выдерживая с завидной регулярностью паузы. — У меня тут просто... есть немного. Хотя некоторые взрослые ругаются, мол, кухонным приборам место на кухне, а не в комнате у, ну... теперь уже двух девушек.

0

8

Чай. Казалось бы, просто напиток, а в жизни маленькой Зябликовой он занимал особую часть. Хотя бы потому, что чай в доме пили все. Днём – старшие «няньки», вечером – родители, пришедшие с работы и желающие хоть как-то отдохнуть от суеты.  Соня помнила, как в раннем детстве неустанно громыхал на всю квартиру чайник, как постоянно  в этот же чайник подливалась вода, а затем кипяток из него выливался в кружку. Она помнила, что на кухонных полках грудой стояли различные коробочки с чаем в пакетиках. Где-то ещё выше были контейнеры с листовым чаем. Их Соня крайне не любила. Не только потому, что они находились вне возможности достать ящички, но и потому, что с ними было крайне неудобно расправляться при заварке.  Пакетики – иное дело. И вкусы у них были намного разнообразнее. Особый аромат.  Заливаешь в кружку, кладёшь побольше сахарку и бегом к себе в комнату. Завернёшься в тёплое одеяло, возьмёшь  под руку мягкую игрушку,  книжку в придачу и сидишь себе. Книжку ещё могли заменить мультики по телевизору или игры на одной из приставок. Хорошо. Славно.
Только вот всё это в прошлом было. Воспоминания уже понемногу казались чужими.  Удивительно, как жизнь может поменяться за каких-то три года. Хотя бы в плане употребления чая. Здесь Соня пила его только в столовой, когда вообще туда умудрялась заглядывать. Здесь она не могла полчаса выбирать вкус и затем с довольным лицом засыпать чуть ли не всю жижу сахаром. Здесь она брала стакан и равнодушно выпивала чёрный чай не моргнув глазом в один глоток. Без сахара. Без приятного чувства прямиком из детства. Когда всё было намного лучше. Когда всё было так беззаботно (хотя бы для неё). Когда ей не приходилось постоянно заниматься выворачиванием себя же наизназку и приравнивать свою жизнь к какому-то выживанию.  Что в повседневности, что на учебном поле боя.
И хорошо, если она сразу выпивала чай, а не оставляла его охлаждаться до самого вечера, когда содержимое чашки напоминало нечто терпкое, гадкое и полностью безвкусное. Пить-то она всё равно пила. Просто удовольствия уже никакого не было.
…Но к чему это она вообще вспоминала?
Ах да, её же спросили про чай. Конечно, она не могла рассказать душераздирающую историю про свистящий чайник и горы сахарных кубиков. Слишком жирно для первого знакомства. И никому не нужно.
— Нормально, — ограничиваясь одним словом, ответила Урсула. Однако имеющийся в комнате сервиз всё же привлёк её внимание. Она совсем не разбиралась в чае, а от чайных церемоний, о которых, судя по всему, Малютка имела представление, она и знать не знала. Весь процесс у девушки исчерпывался  лишь следующими этапами: кинуть пакетик в кружку, залить кипятком, подождать пару минут, выкинуть пакетик, выпить содержимое. Всё! — Но если ты таким образом предлагаешь угостить… — девушка уронила взгляд на обклеенный наклейками гейм бой. Он просто попался ей на глаза. Ничего такого. Не продолжать же ей пялиться на сервиз под тряпкой, правда?  Тем более, вещица на полке тогда тоже была рядом с ней. Может, она даже покажет его Малютке. Не факт, что она разделяла любовь к играм, но попробовать потом стоило. Им же жить вместе. И… не тужить? — ...Я не откажусь, — закончила Соня, поворачиваясь обратно к соседке.

0

9

Видят высшие силы: этой девочке (Малютке) хорошо было бы посетить какие-то курсы по навыкам построения коммуникаций с другими людьми, — но всё же этот раз дело проходит чуточку лучше, и собеседник её всё-таки понимает. Сто Семьдесят Первая как-то даже нетипично (для себя) резко подскакивает с места — от сиюминутного осознания, что её наконец-то поняли и подпустили чуточку ближе.

— Тогда... — Воодушевлённая происходящим, девушка неловким, наигранно-вытянутым шагом (вытягивая носок) подходит к углу и  подбирает-выуживает из-под махрового покрывальца маленький электрический чайничек. — Я пойду... Вода же нужна... — И также скоро скрывается за дверью, ведущей в коридор общежития, как вообще подскочила.

Потом, правда, в течение следующих двух минут всё же возвращается, — право слово, как она могла такое забыть! — неловко-медленно приоткрывает дверь и выглядывает из-за дверного проёма с произнесёнными в полушёпоте словами "у меня там чай разный, пока можешь выбрать, какой тебе больше понравится", — и снова скрылась.

Чайная коллекция у Малютки не то чтобы была большой, но штуки три бережно хранимых коробочек и ещё четыре каких-то полупрозрачных пакетиков со сборным — уже что-то. Цитрусовый, зелёный ромашковый, бергамот... На пакетиках, в свою очередь, гордо красовались рукописные, сделанные самой подлодкой подписи: "яблочный", "морковный", "чабрец", "мята"... А под пакетиками — достояние современной цивилизации: три силиконовых псевдопакетика. Правда, один из них, если присмотреться, был какой-то бракованный — порванный, — но Малютка сама по себе не то чтобы ими часто пользовалась. Зато теперь, может, появится повод? Собеседница ведь не уточнила, какой чай она предпочитает... Поэтому, наверное, девушка и решила: будет хорошо предоставить Урсуле право выбора, пока сама она, прошмыгнув в соседний блок, не наберёт свежей воды.

В конечном итоге вернулась Малютка, наверное, минут через пять или семь — задержалась, потому как не решилась проскочить с техникой мимо внезапно выскочившей группы "девочек-пилотов" постарше.

— Ну, как оно? — аккуратно закрывая за собой дверь, направляясь к подставке для техники, заговорила Малютка так тихо, словно бы вот прямо здесь и сейчас они с новой соседкой планируют ограбление банка, а кто-то очень догадливый их подслушивает.

0

10

Стеснялась она здесь не одна. Хоть что-то было очевидным и не нуждалось в пояснениях и вопросах. Проводив умчавшуюся Малютку взглядом, Соня уставилась куда-то вперёд, давая себе время для плаванья среди как свежих воспоминаний, так и тех, что лежали прямиком на дне. Повисла тишина, и только шаги за дверью раздавались время от времени. Ещё немного, и Зябликова окончательно провалится куда-то.
Однако соседка вернулась быстрее ожидаемого.   Зяблик вздогнула от такой неожиданности, кивнула пару раз и, стоило подлодке вновь скрыться, неуверенным шагом направилась к предполаемой чайной коллекции.
Да, это несомненно пробуждало в девушке нечто давно забытое. Ёмкостей было здесь не так много, да и Соня не дала себе права вертеть в руках ящички и пакетики, открывать их и полной грудью вдыхать ароматы. Она скромно осмотрела этикетки с красиво выведенными названиями (судя по всему, именно Малютка потрудилась над этим), попыталась вспомнить что-то из знакомых вкусов или представить себе то, что никогда не пробовала.
Может, стоило всё же покапаться в чужом имуществе и подыскать что-то наиболее подходящее? Нет-нет, в другой раз. Она же не в первый и последний раз сидит и выбирает чай? А если это какая-то проверка? Какая именно – Соня понятия не имела, но исключать данную возможность не стала. Тьфу, чего это на неё нашло? Всё же успела чего-то нанюхаться? Выбор хоть и небольшой, а определиться было трудно.
Тут можно было положиться лишь на считалку. Приготовив указательный палец и закрыв второй рукой глаза, девушка начала:
- Раз, два, три, четыре, пять… - закончить Соня не успела.  Малютка вернулась, да не просто так, а интересуясь, что Зяблик в итоге выбрала. Пришлось остановиться, открыть глаза и увидеть, что палец указывал именно на пачку «мятного». Что ж, спорить она не стала. – А-а, оно… Вот, мятный! Можно же? – девушка ещё раз тыкнула в пачку и отошла в сторону, чтоб не мешаться. Была бы возможность, она бы кинула что-то вроде "ну-у, выбирай сама, мне всё равно, я любому буду рада!", но это обидно. Обидно же? Хотя бы в представлении зяблика оно казалось именно таким.
Соньке хотелось сделать какой-нибудь комплимент по поводу собранной коллекции, но все варианты казались какими-то… недостойными? А потому Зябликова молчала. Наверное, стоило предложить помощь. Но для этого тоже слова нужны! Вот неудача!

0

11

Сказать честно, "мятный" сама Малютка не очень любит, - но честно его наличием в своём сборе гордится, потому как выполнен он по всем книжным правилам по составлению чайных композиций, и она даже рада, что именно его, в общем-то, "Урсула" и выбирает. Как там, в конце концов, говорится? "Встречают по одёжке", - только в случае этих двоих было бы вернее говорить о лучших достоинствах своих увлечений и хобби, наверное. Было бы вообще замечательно, правда, если бы у Малютки ещё была припасена где-то ложечка мёда - с ним вкус мятного чая становится ещё нежнее, - но и высушенные лимонные дольки и продолины могут стать отличным дополнением. Да и неважно всё это - как говорят в Японии, в компании вкус еды и напитков всегда лучше. Хороший повод проверить это утверждение, наверное...

С этой мыслью Малютка коротко утвердительно кивает своей соседке и принимается раскидывать содержимое чайного пакетика по силиконовым заготовкам - ну, знаете, чтобы долго не мучить и не мучиться самой ожиданием, - пока где-то на фоне белым шумом закипает вода в чайнике. В какой-то момент девушка, увлечённая делом, будто бы забывая о наличии второго лица в комнате, даже начинает что-то там ненавязчиво-весёлое напевать под нос - и только на щелчок техники оборачивается, отвлекаясь, замолкая, мельком успевая взглянуть на В-4 и виновато-неловко улыбнувшись за свою вдохновенность.

Малютка подаёт Урсуле самую - как подлодке самой кажется, по крайней мере - яркую и красивую чашку из своего набора, на блюдце, а сама, в свою очередь, остаётся где-то на полу возле всего своего чайного набора и нагретого чайника, поджав ноги под себя. Ну, знаете, вдруг им захочется повторить, - а Малютка почему-то уверена, что одной чашечкой всё не ограничится, - тогда не придётся никому никуда смещаться. Да и правильно это: раз Малютка сама предложила почаевничать, все обязанности по обслуживанию собеседницы возлагаются на её плечи, в то время как задачей Урсулы остаётся лишь наслаждаться предложенным угощением и компанией.

— Что ж... — сделав небольшой глоток из своей чашки, будто бы убедившись в гармоничности вкуса заваренного чая, с максимально умиротворённой улыбкой проговаривает подлодка. Неловкость и смущение не уходят, - но, определённо, от теплоты, распространяемой по телу от чая, становится как-то спокойнее. - Правду говорят местные: в хорошей компании и правда всё становится вкуснее и лучше.

0


Вы здесь » Striking Distance » Банк завершённых эпизодов » 02.06.2025, (не)стереотипность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC