Striking Distance

Объявление


СЮЖЕТ ПРАВИЛА ИНФОРМАЦИЯ О МИРЕ СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИ ГОСТЕВАЯ ШАБЛОН АНКЕТЫ

03.12.2018 С обновлением нас!

09.11.2018 Всё ещё ведём работу над глобальным апдейтом, пока замечательные и любимые игроки пишут посты. Спасибо им за это!

25.10.2018 Зачем нужны новости, если можно просто заглянуть в игровой раздел?

22.10.2018 Внезапное возвращение в строй (или, быть может, лучше сказать "перерождение"?). Годы идут, но одно останется неизменным всегда: Нянято никогда не будет уметь писать новости.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » [FB] 26.03.2023, Nobody can save me


[FB] 26.03.2023, Nobody can save me

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.gifer.com/3kUR.gif

1. Дата и время старта:
Двадцать шестое марта две тысячи двадцать третьего года, ночь.

2. Погода:
-3°, ясно

3. Задействованные персонажи:
Нагато мю | Тацута

4. Место действия:
Комната в общежитии ЦБ

5. Игровая ситуация:
Ночь того самого воскресенья, когда Нагато пси покинул ЦБ.
Проблемы соседок по комнате всегда общие, потому что всхлипы, даже тихие и в подушку, в тишине слышно просто прекрасно. На счастье, третьей с ними сейчас нет - втроём найти нужную атмосферу для доверительных бесед чуточку сложнее.

6. Очередность отписи:
μ => δ

0

2

Каким-то чудом поначалу она держалась. Не послала к морскому дьяволу или куда похуже - а она могла, с такой соседкой и Мусаши - адмирала, не попыталась сбежать с базы, даже не закатила публичную истерику. Только вот не из-за твёрдости характера или удивительного самоконтроля, нет.

У неё будто вытянули все силы и привязали к рукам и ногам по гире. Тут не поистеришь.

От завтрака, обеда и ужина Сэра отказалась. Точнее, просто спряталась в комнате, где замоталась в одеяло с головой, проковыряла в этом коконе отверстие, чтоб дышать, и застыла в своём горе - видимо, её состояние не вызывало у окружающих желание её куда-то звать. Окружающие, к сожалению, всё равно никуда не делись - их даже многовато было, потому что кто-то постоянно совался в комнату с никчёмными бытовыми вопросами, скорее всего, просто желая глянуть на то, что происходит с ней, используя такой дешёвый повод, - но Сэра представляла, что их нет. А Лена выставляла их вон достаточно быстро, чтоб ей не приходилось заматываться в душное одеяло ещё больше.

Мусаши не пришёл, хотя один раз что-то очень подозрительно брякнуло об оконное стекло - Сэра оцепенела ещё больше, а в глазах сразу стало мокро, - но звук не повторился.

Лучше думать, что он не пришёл, потому что иначе от его чуткости глаза заливаются слезами мгновенно, а ложное спокойствие готово рухнуть. Что будет тогда, когда всё это рухнет, Сэра не очень хотела знать, а потому предпочитала не думать, а просто смотреть на стенку через маленькое отверстие, благодаря которому она тут ещё не задохнулась. Кокон из одеяла был ни капли не удобным, в нём было жарко и мокро.

К вечеру "домашняя" футболка промокла насквозь, волосы свалялись и тоже вымокли, а едва уловимый запах, исходящий от тела стал навевать мысли о чём-то болезненно-нездоровом - тогда Сэра вылезла, сгребла пакет с принадлежностями для душа, заныканный за тумбочку (дань старой привычке) и, покачиваясь, пошла в душевую. Кажется, тогда кто-то из старшаков пробормотал у неё за спиной в коридоре что-то вроде "слава Богу".

Какому-такому Богу слава, Сэра не очень поняла - вообще-то, она могла вскрыть себе вены в душевой с той же вероятностью, что и просто вымыться начисто, изгоняя вон отвратительный запах, так что могли бы и рановато радоваться. Но нет, она вернулась живой, здоровой и отмытой до скрипа, повесила полотенце сушиться на маленькую сушилку, которую припёрла откуда-то Лена, запихала пакет со всем необходимым обратно за тумбочку и, содрогнувшись от вида мокрой простыни и лёгкого запаха слюны от подушки, перестелила кровать.

Старое постельное бельё - скатать в тюк и швырнуть в угол, потом надо будет отнести коменданту.

Потом.

Самое гадство ситуации в том, что для остальных-то она, упав на свежую кровать во всём чистом, выглядела нормально. То есть, кто-то мог бы даже сделать вывод, что у неё всё прошло, или там "поболит-пройдёт".

Жаль (или не очень?) что не могли залезть ей в голову. Пожалели бы о сделанном выводе моментально, потому что творящееся там нельзя было описать цензурно.

До темноты она пролежала на спине, пялясь в потолок, никак не ответив на пожелание добрых снов от соседки. Внутри что-то ныло, но мыслей при этом не было. Мысли появились только к десяти часам вечера - словно сломали какой-то внутренний барьер. Может, сработала старая привычка плакать от обид только тогда, когда никто не видит, потому и держалась. Может, просто пришло осознание, что теперь за знакомым окном мужского общежития никто не откроет и не пустит в кровать, а сразу за ним вспомнилось, что и кровать-то теперь щерилась голым матрасом, пока не приведут кого другого, и в тумбочке пустота. Ей буквально не оставили ничего, чтоб успокоить - а так, может, обняла бы подушку, почуяла бы знакомый запах, и стало бы легче.

Ей бы хотелось ничего не чувствовать, да только что-то поздновато спохватилась.

Сначала пришли слёзы, горячими дорожками добравшиеся до ушей и там оставшиеся - ещё часть добралась до разбросанных по подушке волос, поэтому стало мокро и под ушами.

Потом сбилось дыхание, превратившееся из тихого и ровного в какое-то задыхающееся. Всхлипов, на счастье, не было, только рот жадно ловил воздух, заставляя Сэру чувствовать себя рыбой без воды. Удивительно точное сравнение, к слову, только не из-за дыхания.

Она при всём при этом старалась вести себя потише, не выла, не всхлипывала, только шумно дышала и иногда шмыгала носом, который уже успел покраснеть и распухнуть, но вот успокоиться не могла - в голову лезло всё подряд, обидное и не очень, будто разум сам подсовывал наиболее слезовыжимательные мысли.

Очень хотелось сбежать к морю и там долго-долго кричать, пока голос не пропадёт - вдруг легче станет? И, наверное, часам к трём ночи она бы так и сделала, но на часах была половина одиннадцатого, и бессилие пока перевешивало яростное желание орать на мир.

+2

3

Одним утром Тацута проснулась и поняла, что назревает катастрофа.

Какого именно плана катастрофа назревает, она не в упор не могла сообразить, но Нагато, ее несгибаемая соседка по комнате и старший товарищ "смотреть-но-не-трогать" лежала в кровати с видом забывшего умереть до конца трупа. Тяжелые дни бывают у всех, резонно рассудила она. Значит, пройдет, отпустит. Наверное.
Во всяком случае, хотелось надеяться.

Ребята из нагатиной флотилии заходили за ней. В первый раз в дверь стучали перед завтраком, и девица из кровати смерила Тацуту таким тяжелым взглядом, что единственный ответ на вопрос об ее самочувствии становился очевиден.
Нагато спит. Нагато ушла. Нагато занята. Нагата плохо себя чувствует. Нагато отправили на секретное задание в районе Антарктиды - к обеду Тацута настолько запыхалась отгонять гостей, что готова была озвучить и это. Но гости кончились.

Теперь была другая беда - Нагато ничего не ела весь день, и, видимо, есть не планировала. Тацута оценила продовольственные запасы их комнаты и решила, что уж от хорошенького ароматного обеда Нагато не сможет отказаться ни при каких обстоятельствах. Она хотела обойтись малым, но так увлеклась, что когда выглянула с их общажной кухни, обнаружила отсутствие соседки на месте и ком смятого постельного белья в углу. Беспокойство не переставало давить где-то в районе макушки, и Тацута уже готова была броситься в коридор (прямо как была, в кухонном переднике и с прихваткой) и там набрасываться на случайных прохожих, пытаясь выяснить, куда делась Нагато.
Но дверная ручка повернулась за секунду до того, как это сделала Тацута. Ее взгляд пересекся со взглядом Нагато и она хотела было что-то сказать, но получилось только закрыть рот, опустить глаза, и отойти в сторону, пропуская соседку обратно на место.

Тацута ела в одиночестве и гробовом молчании. Единственным звуком в комнате было дыхание двух девушек и робкое шкрябание вилкой по тарелке.

День подходил к концу, и Тацута вдруг поняла, что ужасно устала. Сторожить девиц целый день - то еще удовольствие, ей бы чешую, когти, да умение дышать огнем для таких дел. Они с Нагато не обмолвились за сегодня ни словом, но уйти по каким-нибудь своим делам Тацута просто не посмела.
Она протопала к кровати в мягкой цыплячье-желтой пижаме, хотела было пожелать соседке спокойной ночи, но по устремленному в потолок взгляду Нагато поняла, что это, наверное, излишне. Даже свет выключила молча - ей, похоже, было все равно, при свете лежать, или в темноте. Может быть, смалодушничала.

Точно смалодушничала - эта мысль разбудила уже начавшую задремывать Тацуту. Сколько времени прошло, она даже себе не представляла, но, наверное, не очень много. Или все же разбудило ее что-то другое? Тацута натянула одеяло примерно по уши, прислушиваясь к окружающему ее мраку. Со стороны соседней кровати доносилось тяжелое дыхание и редкие всхлипы.
Лезть на эту территорию было уже попросту противозаконно, Нагато за такое могла руку откусить. Или сразу голову. Но лежать под звуки чужой тоски и ничего не предпринимать было совсем паршиво, и Тацута решила, что не смалодушничает в этот раз, даже если на кону будут конечности с головой.

Она не придумала ничего лучше, чем молча подняться с кровати и включить свет. В центр комнаты Тацута выволокла маленький обеденный столик, достала к нему подушки из под кровати, и, демонстративно громко бряцая тарелками и вилками-ложками, приволокла с кухни остатки плавно перетекшего в ужин обеда. Вышло даже неплохо. Только к решению проблемы они так и не подойдут, если Тацута все же не соизволит открыть рот (что сегодня казалось сложнее, чем когда-либо).

Несколько раз она просто открыла-закрыла рот.
- Еда, - Тацута сама себя рассмешила собственной лаконичностью. Определенно стоило конкретизировать, - Поесть надо.

Ничего умнее придумать не вышло. Но здравое зерно в этом плане все же было - даже если Нагато не удастся справиться с произошедшим за обеденным столом, она хотя бы подкрепится после голодного дня, а там и уснуть попроще будет.

Отредактировано Tatsuta (2019-01-05 00:24:56)

+1

4

Катастрофа, которая вызрела в этой комнате, была уже готова обрушиться на всех сопричастных и не очень - а вдруг кто под руку попадётся? Тем более, что Лена-Рена - она, вроде, и так под рукой, для отвода души могло бы подойти.
Только не в случае с Нагато.
Наорать на старого козла-адмирала, вломиться в главный штаб и с наслаждением пораскидать все их драгоценные бумажки, поджечь, наконец, архив - это ещё хоть на какую-то адекватную месть было похоже. Сорваться на Лену-Рену-Тацуту, называйте как хотите, - это уже ни в какие ворота.

Катастрофа была готова случиться, но... не случилась, потому что свет, резанувший по глазам, застиг Нагато, лежащую с широко раскрытыми мокрыми глазами, врасплох, как какого-нибудь оленя в каком-нибудь лесу. Почему-то совсем ни к месту вспомнилась история Мусаши о том, как он с кем-то выбрался на самоволку, но так называемый первоход, распробовав свободу и спиртное, внезапно ошалел и ночью убежал, как выразился Мусаши, улучшать экологию. Так как последний не очень хотел возвращаться без выведенного с собой условного имущества ОВМС, ему пришлось идти ночью в редкий лес с фонариком, где и луч желтоватого света и выхватил из темноты шальные, какие-то звериные глаза мучающегося от алкоголизма пилота, а потом и его самого, похожего как раз на упомянутого оленя. У истории был даже какой-то смешной финал, но Сэра выставила это нелепое воспоминание за дверь своей головы, разве что губы брезгливо не поджимая. На том вечер воспоминаний, попытавшийся сменить тематику с драматично-трагичной на туповато-смешную, был поставлен на паузу.

А, пока мозг занимался своими делами, у тела тоже было всё ни слава богу - перед глазами поплыли ярко-белые пятна, и вообще всё на минутку стало таким бело-белым, что Сэре пришлось зажмуриться. К слезам от трагичности ситуации прибавились слёзы от режущего глаза света, ну а слух отключился, наверно, за компанию - в ушах что-то зазвенело.
Через пару минут Сэра, продрав, наконец-то, заплаканные глаза, поняла, что звук звона никак не хочет уходить и на всякий случай попыталась ковырнуть пальцем собственное ухо.

Ухо отозвалось тупым давящим чувством, а звон исчез - правда, только с одной стороны. Вот таким простым способом Нагато, смотревшая в потолок, и догадалась, наконец, что звон - это не совсем то, что обычно в ушах звенит, если исходить из звука. И вообще исходит извне.

- Ну какого, - мучительно (и шёпотом) протянула Нагато впервые за день хоть что-то абсолютно Мусашину фразу, но осеклась прежде, чем закончила его любимый вопрос с похмелья, и уточнение, чего "какого" не было высказано. Атмосфера тоски и уныния дрогнула, захотелось ругаться матом и пить. Опять же, от Мусаши нахваталась.

Чтоб выяснить, "какого", пришлось сесть, потирая глаза. И обнаружить Лену-Рену, стояющую с видом квартирного вора, застуканного на месте преступления, рядом со столиком, который она тоже откуда-то когда-то приволокла - вообще, а не сейчас, - и на котором стояла еда. Словно по таймингу, Лена выдала ровно три слова.
С паузой между ними.

- Ешь, если хочешь, - Сэра махнула рукой и обвалилась обратно на кровать, - Всё равно уже включила иллюминацию.

Она почему-то не подумала, что речь идёт о ней и её желудке. Желудок, на удивление, не крутило позывами голода, хотя за весь день в него упало только несколько капель воды, случайно проглоченных во время чистки зубов. Удивительно, учитывая её обычное, какое-то особо интернатское, стремление есть от пуза.

+3


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » [FB] 26.03.2023, Nobody can save me