09.05.2019 Мир, труд, май и долгожданный дизайн! С отчётами по багам и прочими просьбами по совершенствованию всё туда же или в специальную тему. P.S. Продам душу Лукашу за оказанную помощь в исправлении уже найденных.

03.05.2019 Нагато нашла перчатку Бесконечности и собирается... Читать продолжение в источнике. На самом деле, у нас тут обещанный большой ивент, но так же эпичнее, верно?

19.03.2019 Обновление сводки и анонс большого ивента. Все подробности здесь.

18.03.2019 С небольшим запозданием мы всё-таки установили возможность использовать маску в разделе филлеров для всех игроков. Обо всех багах сообщать Нагато или M-171.

08.03.2019 Введена сводка эпизодов, с которой можно ознакомиться здесь.

16.02.2019 Нет, глаза вас не обманули, у нас действительно новый дизайн. А ещё мы ищем ГМ-ов - все подробности можно узнать здесь.

03.02.2019 Первая волна сюжетных эпизодов и боевых операций открыта.

03.12.2018 С обновлением нас!

09.11.2018 Всё ещё ведём работу над глобальным апдейтом, пока замечательные и любимые игроки пишут посты. Спасибо им за это!

25.10.2018 Зачем нужны новости, если можно просто заглянуть в игровой раздел?

22.10.2018 Внезапное возвращение в строй (или, быть может, лучше сказать "перерождение"?). Годы идут, но одно останется неизменным всегда: Нянято никогда не будет уметь писать новости.
что: повседневность, приключения, драма, научная фантастика.
когда: июнь 2025.

Striking Distance

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Striking Distance » Банк завершённых эпизодов » 10.06.2025, Порхай как бабочка. Жаль... что ты труп.


10.06.2025, Порхай как бабочка. Жаль... что ты труп.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

1. Дата и время старта: 10.06.2025, между 10 и 11 утра на старте эпизода. Позже: переход на вечер между 19 и 20 часами.
2. Погода: За окном солнечно, тепло и на небе ни облачка.
3. Задействованные персонажи: Камикадзе, Старшая Сестрица
4. Место действия: Центральная База, тренировочный центр, зал с симуляторами. Позже: кухня. 
5. Игровая ситуация: Кто-то безумно умный создал симуляторы для того, чтобы пилоты оттачивали свои навыки и боевые манёвры, а так же учились взаимодействовать друг с другом. Но у Ханако свой особый стиль поведения на поле боя, который трудно оставить без внимания.
6. Очередность отписи: Wasp, Nagato ι

Отредактировано Nagato ι (2019-01-03 01:56:48)

+1

2

- Выкусите, - довольно протянула Ханако, добавила, кто именно должен выкусить. Имелась в виду, разумеется, симулированная эскадра (или нет? честно говоря, структура ОВКС Осе было знакомо намного лучше) Глубинного флота, но слово, которое она использовала, в разговорном английском значило просто кого угодно, неприятного говорящему. Но несмотря на рот, так и просящий мыла, на душе у девчонки пели птицы и светило солнце, даже ярче, чем за окнами.
Да, Ханако просто обожала тренировки, в которых состав кораблей шел на десятки. Это позволяло раскрыть себя по максимуму. Да просто одно то, что в ходе боя можно было потопить не двух-трех противников, а оторваться по полной. Быть может, это не то, что ей обычно говорили, но она знала, что она поступает правильно и что в бою это будет более чем замечательный обмен.
Ладно, нет. Нельзя себе врать. Каким будет настоящий бой, она не знает, до сих пор Глубинных ей не доводилось видеть. Но банальная логика подсказывала ей, что если силам ОВМС удалось обменять три своих корабля - из двух отрядов! - на три десятка Глубинных, это очень и очень хороший результат. И ничего, что для уклонения своих дронов от "хошек" ей потребовалось пробраться так близко, что в итоге она получила торпеду под брюхо. Раз она - оружие, и ее цель - уничтожать врага, то так тому и быть.
Ханако потянулась, удовлетворенно улыбаясь. Замечательный бой. Сейчас она чувствует себя как никогда живой.
И ничто не в состоянии испортить ее настроение в ближайшие пять минут.

+1

3

Вероятно, это входило в стандартную процедуру перевода: за последние пару суток Тина прошлась не только по всем административным центрам, но и успела посетить психолога, у которого честно, чтобы не терять своё и чужое время, призналась, что ей этот перевод не нравится и, да, она хочет обратно, но, нет, с ней всё в полном порядке, спасибо за внимание, до свидания. Судя по тому, что повторный сеанс ей не назначили, всё прошло более-менее хорошо, зато её приписали к группе проходившей тренировки на симуляторах. Тина не могла не вздохнуть с облегчением — это было гораздо лучше, чем пространственные разговоры о её переживаниях. Трава зелёная, небо синее, а работа лечит от всех невзгод лучше всего — мир Тины так прочно держится на последнем убеждении, что первые два факта из списка могут обзавидоваться. И даже в симуляторе можно не думать больше ни о чём, кроме как о поставленной задаче.
Тина не выделялась, прекрасно чувствуя базовые параметры своей мехи и зная место, которое ей отведено в отряде.  Начало было хорошим, но стоило им столкнуться с Глубинными, как их бой у лагуны захлебнулся на первом же этапе, а в организованные действия затесался значительный уровень хаоса. Сперва одна из девочек эсминцев, обгоняя товарищей, вырвалась слишком вперёд, сконцентрировав на себе шкальный огонь и поймав пару торпед кормой, после чего, подняв панику, умирающим китом выбросилась на берег. Тина на это лишь мысленно хмыкнула, отслеживая по радарам и датчикам передвижения своих-чужих, пока вверенный ей виртуальный Нагато медленно, но решительно, выбирался на новую позицию ощетинившись основным и вспомогательным калибром.
У них были все шансы, но к моменту, когда Глубинные забрали у них второй корабль (не считая эсминца, прохлаждавшегося на берегу), их отряд смогли разделить и оттеснить друг от друга. Пара эсминцев и лёгкие крейсеры оказались отрезаны от остальных сил ОВМС и заперты в лагуне. Тина уже и сама была готова найти удобное место и выброситься по чужому примеру на берег, но только не для того, чтобы выйти из игры, а закрепиться там, но не могла оставить без поддержки и защиты авианосцев.
У них, наверное, были все шансы.
А потом Тина не без удивления наблюдала, как «Уосп» устремился с насиженного места в гущу событий, а потом осветил горизонт ярким взрывом.
Это дало им время и перехват инициативы. Всё завершилось быстро, перед глазами расползалась по швам и распадалась на пиксели виртуальная реальность. Откинувшись в кресле, Тина без воодушевления просматривала статистику боя, тренер по связи дала отмашку на пятнадцатиминутный отдых, прежде чем начнётся разбор ошибок и удачных моментов.
Выбравшись из кабины, поправив белую, расшитую рубашку и с удовольствием потянувшись, девушка хотела направиться к кулеру с водой, как проходившие мимо одной из капсул девчонки под смешки отозвались:
— Как всегда, Камикадзе, выпендриваешься.
Кажется, Чедвик знает, что будет одним из самых неудачных и неправильных действий за прошедший бой.  Но куда как интереснее оказывается это «Как всегда».
Тина знает, как это бывает в симуляторах — захватывающе и в любом случае беспроигрышно. Как в компьютерной игре, когда знаешь, что у тебя есть сейв, а с перезапуском твоя меха снова будет на ходу, да и с тобой никогда и ничего не случится, это же всё понарошку. И Тина знает, что реальность потом вызывает не разочарование от того, что оказывается совершенно отличной от всех симуляторов вместе взятых, а страх. 
— Хей, — она подошла к корпусу чужой кабине и постучала по ней костяшками пальцев, чтобы привлечь к себе внимание, после чего улыбнулась и приветственно помахала рукой, — Привет. Можно вопрос?
И, не дожидаясь согласия, спросила:
— А что ты будешь делать при критических повреждениях своего корабля?

+2

4

Выбираться из капсулы Ханако не торопилась вот совершенно, впрочем, как и всегда. Пусть все сначала уйдут, а ей спешить некуда. Да ей еще сорок раз за день придется столкнуться с этими клушами, а сейчас можно немного продлить... экстаз, пожалуй, будет лучшим словом. Или катарсис? Ну все, сама себе испортила настроение! Нет, надо срочно вспоминать бой. Но картинка перед глазами была мутная. Лучше всего ей помнился, как обычно, ее триумф. Остальное было на уровне впечатлений - Оса точно была уверена, что в сложившейся ситуации надо было поступить именно таким образом, и то, что не по ее вине все шло к этому, она тоже знала наверняка. Но сама последовательность событий, кажется, пыталась ускользнуть из-под прожектора ее памяти, словно угорь из рук.
- Хорошо, сначала эти недотепы совершенно растерялись... - едва слышно прошептала Ханако одними губами, и тут ее отвлекли. Ой, надо же, кто-то еще вякает!
Закрыв глаза и сосчитав до пяти, девушка успокоилась, а балласт прошел дальше, хихикая. Ой да ну вас к чертям! И анализ ситуации к чертям. Надо будет - адмирал скажет все, что ей надо знать. Все равно ее сбили.
Еще раз размяв плечи, Ханако попыталась устроиться удобнее. Если какой техник подойдет к ней и спросит, она тут отходит от потрясения, вызванного боем. Да, потрясения. Как будто это был не желанный исход.
...В капсулу постучали. Как в воду глядела, блин. Ханако открыла один глаз. Девушка не очень понятной внешности, не японка, но точнее сказать она не могла, во всю улыбалась и махала ей. Не похожа она на техника. Вообще-то, кажется, помимо ее сверстников в симуляции был кто-то еще. Ядро? Ну да, ну да, она в комбинезоне. И она что-то спрашивала. Пока Оса обрабатывала слуховую информацию, девушка продолжила, задав еще более конкретный вопрос.
Так. Ну все, ясно. Новая тактика их, с позволения сказать, приемных родителей. Коллективного приемного родителя. Гигантского такого многоголового монстра, который удочерил ее. Не из доброты, а чтобы съесть, да. Но при этом ведет себя с ней как принцессой. На секунду Ханако представила себе эту картину. Склизкий, чешуйчатый брат Цербера о двадцати головах дарит ей большую такую, больше ее головы, конфетку-леденец, потому что вычитал в книге, что сладкое сделает ее мясо нежнее. На лице не замедлила появиться улыбка. Так значит, теперь мы посылаем старших товарищей заботиться о психологическом состоянии ядер?
Ой, надо же ответить, а то от нее не отстанут. Хотя от нее и так не отстанут.
Ханако улыбнулась еще шире и попыталась по памяти восстановить инструкцию.
- Сначала я оценю степень повреждений, мисс Как-вас-там, вы не представились. Если срочности нет, свяжусь с командованием, - Оса постучала по стянутому и лежащему у нее на коленях шлему в районе уха, после чего стала выбираться. - При необходимости воспользуюсь аптечкой, а катапультироваться надо так, - она изобразила положение пальцев, согнув правую руку так, будто та лежала на панели.
Все это время Уосп произнесла на одном дыхании, смотря прямо на свою собеседницу, даже не моргая, благо капсулу она знала как свои пять пальцев и спокойно могла оттуда выбраться хоть с завязанными глазами. Почему-то ей показалось, что ответа ждали от нее совершенно не такого, поэтому Ханако склонила голову набок и так же быстро добавила:
- Это, разумеется, при условии, что я буду в сознании. Иначе мои действия будут примерно такими: пойду ко дну. Именно так ведь поступает пришедшее в негодность оружие - молча и без протеста выходит из строя?
С этими словами Оса приземлилась на пол рядом с незнакомкой, и теперь смотрела на нее снизу вверх. Уже медленнее, почти как если бы это был обычный, непринужденный разговор, она произнесла:
- Так что же, я сдала экзамен?

+2

5

Вот уж действительно — Оса.
За словом в карман не полезла, по инструкции, которую все заучивали наизусть, чтобы даже проснувшись среди ночи можно было рассказать, отчиталась бойко, но всё это с таким чувством и очевидным посылом, что Тина тут лишняя и со своими вопросами может идти ко дну.
— Да, всё правильно, — с линкорской невозмутимостью Чедвик наблюдает за девчонкой, выбравшейся из капсулы, с воинственностью смотревшей теперь на неё снизу-вверх. — Жаль только, что это знание для тебя бессмысленно, ведь после этого боя ты труп.
Она констатирует этот факт спокойно, но жестко. И ей не нужна никакая статистика или чтение чужого досье, чтобы понять, что это не первый случай героического самопожертвования и девочке не нужно сочувствие за смерть в постановочном бою, потому что она сама добровольно на неё пошла. Самонадеянность? Идиотизм? Крайность?
У Тины у самой склонность выхватывать в бою на корму больше положенного, но она уверена в себе, товарищах и чётко знает, сколько может выдержать. Да, и у неё были ситуации, проходившие на грани, но этим реальный бой и отличается от постановочного — грань переступать ой как не хочется. Ведь тогда в финале не будет ни статистики, ни разбора полётов, ни-че-го.
Тина готова считать с чувством ответственности, готовностью идти на оправданный риск, но никак не с безрассудным самопожертвованием, эффект от которого весьма сомнителен, а даже если и был — к чёрту такой эффект.
— Меня зовут Тина, — она представляется настоящим именем, не упустив из внимания фразу про оружие, почувствовав, наконец, что во всей этой ситуации не так. Что, в действительности, не нравится ей больше всего. Скрещивая руки под грудью и облокотившись о капсулу, Чедвик хмурым взглядом осматривает девочку, точно зная, что никаким сюсюканьем здесь не поможешь.
— Значит, ты оружие? Хорошо, допустим. А я пилот мехи, которая была с тобой в одном отряде, и мне очень не понравился твой манёвр в сыгранном бою. Это было неоправданное действие с результатом, который я считаю нулевым. К тому же, наша итоговая победа — это не более чем удачное стечение обстоятельств. Мгновение промедления, пока все любуются гаснущей на радарах зелёной точкой и всё, мы закрыты в ловушке. И ни единой гарантии, что у Глубинного Флота не было бы подкрепления, чтобы добить нас за считанные минуты.
Нагато одна из самых старших в этой группе и у неё и нет предвзятости к окружающим по поводу наличия или отсутствия достаточного боевого опыта, но когда Тина проповедует религию из необходимости делать всё возможное, выкладываясь на полную, она имеет в виду не самоубийство в окружении врага, который тоже пойдёт на дно, а готовность выполнить свою роль в бою и оказать достаточную поддержку другим, чтобы вернуться из боя могли все.
— Ты правда думаешь, что ты всего лишь оружие? Мне вот кажется, что единственное оружие здесь стоит в доках, на попечении у десятков ученых и техников, которые стараются сделать его прочнее, сильнее и лучше. А ты одна из тех немногих специалистов, кто могут заставить эту груду железа двигаться. Железо — заменят. Тебя — нет. Поэтому советую запомнить к инструкции по эвакуации ещё один пункт: критические повреждения для начала лучше не получать.

+2

6

О нет. Только не это. Ей хватило горе-семпаев на первых годах службы. Пожалуйста, только не это... Ханако не удержалась и закатила глаза. И это безумное сочетание непробиваемой наивности, почти что командного тона, предельно неформальной позы. Это что у нас, старшая сестренка, что ли? Нет, вы это видели?! Нет, если она такая умная, Уосп с радостью выслушает совет, но пустое морализаторство - это... это покушение!
- Окей, а меня Тенрай, очень приятно. А вы что же, будете играть роль старшего товарища, да, Тина-семпай? Как здорово!
Теперь - раскрыть глаза пошире, и улыбку тоже, хотя куда уж дальше.
- Пожалуйста, поделитесь со мной своей мудростью! Что мне надо было сделать, чтобы никто из моих неуклюжих товарищей не затонул вместо меня! А то знаете, я так растерялась, когда мы потеряли два, - она резко мрачнеет, - корабля, - хмурит брови, - и оказались разметены к чертям. Я слушаю вас. Если я поступила неправильно, научите меня правильно. Я знаю, зачем я здесь. Я знаю, зачем Флот вкладывает в меня деньги. Я знаю, что мне надо делать, чтобы меня не выбросили, как поломанную игрушку.
Тут Уосп слукавила. Она никогда не видела, чтобы поломанные игрушки выбрасывали, но помнила эту фразу в какой-то англоязычной книжке. Она снова скривила лицо в каком-то отдаленном подобии человеческой улыбки.
- Я ведь и правда не какая-то там лодка, я ценный специалист, вы правы. Помогите мне стать еще ценнее! Только...
Ханако картинно схватилась за живот, краем глаза заметив знакомые взгляды со стороны. Да, это было не первое подобное представление, детали разнились, но ее "товарищи" прекрасно понимали, что она сейчас выдумывает какой-нибудь повод улизнуть. Она даже кажется слышала как-то, что они делали ставки? Идиоты, непроходимые идиоты.
- Только можете поделиться своей мудростью в другой раз? Я страсть как хочу есть, вы же не хотите рассказать мне, как нельзя умирать в бою, только для того, чтобы я умерла сразу после боя, верно?!
Оттараторив последнюю фразу, она развернулась на каблуках и зашагала прочь от лодки, делая несколько нелепый крюк - так уж вышло, что напрямую к выходу ей было бы не пройти. С трудом Ханако удержалась от комментариев на родном языке - вдруг это рюкю? Она никогда не видела рюкю.

Отредактировано Wasp (2019-01-03 10:59:32)

+2

7

Наступает черёд Тины закатывать глаза, где-то посреди стоического выслушивания прелестной и совершенно лишённой искренности пламенной речи. Лишь лёгкая, с ленцой, усмешка, покоробила холодную сосредоточенность Нагато. Стоит отдать девочке должное — бойкая и пробивная. И с таким характером, возможно, далеко пойдёт, если только... Дальше, в общем-то, и так понятно.
Несмотря на поток язвительности от маленькой злючки-колючки, Тина оставалась спокойна, как бы даже вопреки происходящему. Пожалуй, она бы даже могла понять Тенрай — сама бы отреагировала не лучше, обратись к ней кто подобным образом лет пять-шесть тому назад. В прочем, всё было бы хуже — с Тиной в тот период времени было вообще невозможно разговаривать и достучаться, а Уосп охотно идёт на контакт, пусть и ситуативного характера и с львиной дозой негатива. Она не такая отбитая, как Тина на заре своей пилотской карьеры. Только проблемная и пропащая, если не изменит своего отношения к тому, зачем они все здесь собрались. Только вот Нагато не уверена, что это случится до того, как девочка выйдет в настоящее море к настоящему врагу. И кто скажет, что она изменится после этого?
Наги Танка... — шепотом выдыхает девушка, когда Тенрай разворачивается на каблуках, закладывая манёвр на пути к выходу.
На них действительно косились собравшиеся небольшими группами другие пилоты. Их перебранка (если это можно назвать перебранкой) вызывала интерес и большинство, знакомое с Осой, изначально понимали, к чему всё идёт и Тине, вероятно, сочувствовали. Зря.
Это большинство просто не знало Тину.
Выпрямившись, девушка в пару быстрых шагов добралась до капсулы, в которой провела бой — одной из соседних — и подхватила из ниши свою сумку, запустив руку в её нутро. На свет показалось маленькое спелое яблочко. Подбросив его на ладони, Тина примерилась к броску и запустила свой импровизированный снаряд прямиком в затылок уходившей девчонке.
— Да врешь ты всё, — яблоко достигло своей цели — метко и чётко, чего Тина и сама от себя до конца не ожидала.
Наверное, стоило отпустить Тенрай. В самом деле, хочет уйти — пусть уходит. Они даже толком не знакомы, а один единственный бой в симуляторах ни к чему не обязывает. Они чужие друг другу, а за каждого встречного душа болеть не может. Вот только Тине не всё равно, когда в одном с ней отряде тонут корабли. Пусть даже в виртуальной реальности. Она знает, уверена на все сто, что между смертью в шестнадцать и в девятнадцать лет не такая уж большая разница — это просто ужасно. А ещё, пожалуй, больно. И, что хуже всего, неисправимо.
Ей всего год осталось продержаться, но кто гарантирует, что она доживет до своего двадцатилетия?
И кто гарантирует, что Тенрай доживет до своего — с таким-то отношением.
— Ты совсем не знаешь, зачем Флот вкладывает в тебя деньги. И ты не знаешь, что тебе нужно делать. Да и не хочешь этого знать, потому что ты девочка-подросток, которой на всех по барабану. Хочешь совет? Хорошо. Задача борьбы с авианосцами противника может решаться в ходе сражения продолжительностью до суток. Когда будешь заниматься расчисткой воздушного пространства — не подставляй корму.

+2

8

Что-то врезалось в затылок Ханако, и та опешила. Надменная тирада задела еще сильнее - потому что была правдой. В глазах помутнело, не от удара, разумеется. А народу вокруг становилось все больше - люди возвращались в зал, перешептывались. Кто-то отчетливо сказал "Ну все, сейчас Асакура взорвется".
И Асакура действительно взорвалась.
- Слышь, лодка, ты не охренела?! - закричала, срываясь на визг, девушка, разворачиваясь назад и стремительно сокращая расстояние, метра за два окончательно оторвавшись от земли, заранее скорректировав курс - потому что скорее всего цель отскочит от капсулы. Совершенно непрофессиональное движение. Никакой грации, лишь сорок восемь килограмм чистой ярости.

Отредактировано Wasp (2019-01-03 00:56:03)

0

9

Попала.
И не только яблоком в затылок, но и словами в цель. Наблюдая, как девчонка быстро вскипает, Тина, словно только сейчас оглянулась на всё происходящее с того момента, как закончился бой в симуляторе, и задалась вопросом правильно ли она поступает? Немножко не вовремя, конечно. Ей бы подумать об этом на минуту раньше, пока яблоко доставала, а не теперь. Но Тина не чувствовала себя виноватой или не правой. Она лишь точно знала, что хочет поговорить с Тенрай — потому что было о чём, — но как говорить с тем, кто тебя не хочет слушать?
— Ну все, сейчас Асакура взорвется.
Нагато этого и ждала. Не драки, конечно, но крика. Поэтому не шелохнулась, осознавая, что перегнула палку, когда девочка только брала на неё разгон, ожидая, видимо, что Тина попробует уклониться от столкновения, а отступать ей особо и некуда. Но Чедвик успела забраться в капсулу, рядом с которой находилась, а Уосп улетела на силе своей злости дальше, протаранив другую девочку. Поднялся крик и шепотки, наполнявшие до этого зал, взорвались до хора голосов и чьего-то визга.
— Ханако, отвали! — упавшая на пол случайная пострадавшая попробовала подняться, лягнув свою обидчицу ногой и затеяв бесполезную возню на полу. 
«Значит, Ханако», — Тина не была сильна в японском и знала от силы пару заученных фраз, но решила, что «Ханако» будет именем, а «Асакура», вероятно, фамилией.
— Точно врушка, — констатирует девушка, выбираясь из капсулы с другой стороны, чтобы чудо техники было между ней и Уосп. Возможно, это было лишним. И вот теперь следовало бы остановиться самой и остановить весь происходящий произвол.
— Послушай… — Договорить Тина, уже готовая протянуть трубку мира, не успела.
В происходящее вмешалась ещё одна, куда как более весомая сторона:
— Уосп, отпусти Кливленд, — вышедшая из соседнего помещения женщина поправила очки и присмотрелась к каждому, кто был в непосредственной близости к Ханако, вычисляя других виновников едва начавшейся драки.
— Уосп — вечернее дежурство на кухне. Кто ещё в этом виноват? — В возникшей тишине последний вопрос повис, словно в патоке. Никто не спешил сдавать Чедвик, пусть для всех присутствующих она и была здесь более чем чужой и незнакомой. Кто-то кому-то со смешинкой шепнул: «Допрыгалась, Камикадзе».
— Кхм, — выступая вперёд Тина смотрит прямо, не пряча от инструктора взгляд, — я. Это я её спровоцировала.
— Не ожидала, — женщина качает головой, — Нагато, вечером тоже отправляешься на кухню. А теперь расходитесь, здесь больше не на что смотреть. Разбор прошедшего боя начнётся через пять минут.

* * *

Отредактировано Nagato ι (2019-01-03 14:20:46)

+1

10

Струя бьет в тарелку. Пальцы скользят по поверхности. Все это успокаивает Уосп. Ощущать кожей, как грязь уходит вникуда - приятно. Нельзя сказать, чтобы девушка прямо-таки любила чистоту, но мытье посуды для нее было сродни медитации. Текущая вода успокаивает сама по себе, несложные движения не требуют никакой концентрации. Просто будь в настоящем моменте. Просто делай то, что чувствуешь, а чувства не обманут. Почти как в капсуле. Почему бы им не сделать капсулу для мытья посуды? Ханако как-то видела, как одна девочка с протезами неплохо справлялась с подобным занятием (после того, как чуть не сломала Осе нос, разумеется). И это без синхронизации! Наверняка с той же технологией, что и в мехах, это будет не чем-то редким, а вполне себе обыденным. Если так подумать, прикасаться механическими руками к грязи будет проще. Смогла бы она заниматься уборкой через синхронизацию? Можно ли добавить ощущения смывания водой для любого действия по желанию? Кажется, да. Ханако бы обязательно попробовала. Нет, правда, это звучит как замечательная идея. Жаль, никому не нужна, ведь если дети будут пилотировать швабры, то кто будет пилотировать лодки?
Позади был остаток обычного дня, та стычка, пара словесных перепалок, что-то еще. А сейчас - наказание, которое могло бы сойти за отдых, если бы не одна ма-а-а-а-аленькая, почти незаметная деталь.
Деталь, которая ее бесила неимоверно. Но вода да, успокаивает. Надо только не поворачиваться.
И что эта Тина о себе думает?! Какого черта она вообще высунулась? Никто бы о ней ни слова не сказал бы.  Ни Ханако, ни зрители, никто. Что, дофига честная, да? А на кой черт было швыряться?
Ну ладно, Уосп что, глупая, что ли. Все она понимает. Сейчас начнется второй раунд психотерапии.
Что же это будет? Извинения и предложение перемирия? Пф-ф-ф, обойдется. Не ты первая, Тина, не ты последняя. Или она решит рассказать про тактику боя? Ну пусть так. Это хотя бы полезно. Лишь бы это было цель, а не предлогом покопаться в душе Ханако.
...Может, она пыталась произвести на Осу впечатление? Очень, очень глупо. Не надо было лезть не в свое дело изначально. Еще есть вариант, что Тина надеялась, что будет в глазах офицера достаточным авторитетом? Если так, то она просто дура. Неисправимая идиотка. Этого еще не хватало...
Но тогда Тина хотя бы будет дальше молчать. Вот что было бы хорошо. Ханако задумалась, пытаясь вспомнить, точно ли она ничего не слышала от своей соузницы. Может быть, просто вода шумит достаточно громко, а эта, кто она там, линкор вроде? Да, линкор. Точно, "Нагато" - это она. Так вот. О чем бишь Оса думала? А, да. Если вода заглушает Нагато, а та и не думает кричать громче - то это прямо идеально. Воспитанность - полезная черта, особенно в других.
Ладно. Уосп снова сосредоточилась на воде, посуде и своих пальцах, глубоко вздохнула и погнала мрачные мысли прочь. Сейчас не существует мира. Сейчас не существует ничего, только почти что сакральное действо. Грязь сходит с металла, оставляя после себя блеск, чуть омраченный мелкими царапинами. Ханако снова споласкивает поднос, откладывает его в стопку для стекания и берет следующий. "Смыть, повторить."

+1

11

— Два дня на выдох, два часа на вдох. Мы не в обиде — выбирали сами. А если ждет какой-нибудь подвох, то не дождется — чёрный корпус с нами...
Намурлыкивая себе под нос слова песни, Тина старательно скребла щёткой изгвазданную жиром огромную сковороду. Средство для мытья посуды, то которое не сушит руки и помогает избавиться от любых загрязнений, помогало не так охотно, как рекламировали по телевидению. И в очередной раз выдавливая на поверхность зеленоватый гель, девушка вздыхает и тыльной стороной ладони проводит по лбу, убирая в сторону непослушную челку.
Они молчали.
Встретившись в назначенный для отработки час, лишь мельком переглянулись, да Тина коротко кивнула в знак приветствия. И всё. Ни словечка.
Сперва это вызывало напряжение, но неравная борьба с кастрюлями и чудовищной сковородой отвлекла на себя все мысли, которыми Тина то и дело возвращалась в минувшее утро. Слишком часто Чедвик забывает, что тоже имеет право на ошибки. И на поведение, которое больше подходит вчерашнему подростку, а не взрослому человеку, который контролирует свои действия и слова. Она быстро повзрослела — и это был и её выбор тоже, а не исключительная необходимость, но не всегда точно знает, как следует поступать, действуя больше по чутью. И сегодня это самое чутье её подвело. Тина хотела бы сказать, что всё просто вышло не так, как она рассчитывала, но правда заключается в том, что она ничего конкретного и не ждала. Тина, у которой всегда есть план, основной и запасной, двигалась по инерции и получилось то, что получилось.
Просто она совершенно не понимает чужой склонности к пустой, никому не нужной жертвенности. Да и жертвенность ли это? Скорее саморазрушение.
В любом случае, теперь она знает, что ей нужно будет сделать — извиниться. Желание поговорить испарилось, с наступлением вечера это уже не казалось Тине такой хорошей идеей. Поэтому остаётся только извиниться. Но не сейчас, а позже, когда сразу после этого можно будет развернуться и уйти. Если Уосп ищет для себя героической смерти — пусть ищет. Нагато останется лишь помолиться, чтобы она не оказалась с девочкой в одной флотилии.
И рассуждая так, Тина чувствует, что пытается обмануть саму себя.
— По глотку, по бутылочке, к нам заходит патруль, что бледнеете, милочки, придержите мой стул. Неужели откажутся пропустить “за проезд” — это только вам кажется, за столом много мест.
Песня лилась, перемежаясь с шумом воды, и девушке было всё равно, слышит её Ханако или нет. Скорее всего, девочка в целом не хочет ничего слышать и это её право и её выбор.
В Порвенире она выучила много песен — чужих, совсем не похожих на те, что она разучивала когда-то с бабушкой и матерью дома. У Тины на душе тепло от воспоминаний о том, как Вашингтон затягивал первый куплет своим сиплым, прокуренным голосом, а отряд подхватывал на лету. В этом было что-то родное, тёплое, почти семейное. Песни остались, Тина уверена, что не забудет ни строчки до самого своего последнего дня, но подхватывать их больше некому. Уж точно не здесь и сейчас.
— Молодежь офицерская — лишь вчера в кителя — тянет руку за следующей память мне теребя. Тех, кто жизни обучены дай то бог, только треть. И от случая к случаю всем придется гореть.
Откладывая в сторону щётку, девушка оставляет злосчастную сковородку в раковине и, присаживаясь на корточки, открывает ящик под мойкой. Голос её в этот момент звучит громче и увереннее, всё чаще перекрывая плеск воды.
Ей бы найти другую щётку — такой мягкой она будет до конца своей службы посуду мыть. Поискав под раковиной, но из интересного обнаружив там только несколько других моющих средств, и достав их и поставив на стол, девушка заглянула в выдвижные ящики. Пара металлических мочалок стала для неё наградой.
— Драки после отложены, мы сегодня поем. И глаза заморожены, под молчаньем живем. Нецензурная лексика по уставу дана. Под мундир ходят весело, — Тина запнулась, но не специально, а из-за приложенных к сковороде новых усилий, — Смерть дает ордена.

+1

12

...К сожалению, подносы довольно быстро кончились. Ханако вздохнула и оглядела стопку, но намывать то, что и так чисто, ей не доставляло ни капли удовольствия. Проведя глазами по ближайшим окрестностям, она поняла, что остаться у спасительной струи не выйдет. Да и кто-то же должен протирать столы? Ханако закрыла кран.
Сзади доносилась песня и звуки увлеченной работы. Что ж, это... намного лучше, чем тирада. Или попытка изобразить понимание. Или глупая уверенность в понимании. Если сейчас все не испортят, можно даже отложить худшие из вариантов. А ведь можно не дать испортить, и перейти к лучшему.
Ханако раскрыла было рот, но тут до нее дошел смысл последних двух куплетов. Нет, ну эта выскочка издевается, да?! Это что, психологическое воздействие?! Она что, думает, что пара идиотских рифм должна убедить Уосп в том, что не вышло доказать словами?! От злости Оса начала багроветь.
Так. Успокоиться. Может, Тине просто нравится эта песня. Может же быть такое? Когда шум воды, текущей из крана, стих, куплет был на середине. Можно ли начать петь с середины? Ханако мысленно попробовала. Совершенно неудобно, кажется. Если бы перед ней стоял мастер психологии, способный на настолько продуманный план, то чего уж там, можно предоложить, что и все, что сейчас проносится у Уосп в голове - тоже видно Тине как раскрытая книга. А в такой ситуации даже предпринимать что-либо совершенно нелепо. Оставим более возможное, то, с чем можно работать. Скорее всего, песенка не предназначалась для ушей Уосп. Тина пела для себя. Песню, которая ей нравится. Может, даже не просто так, а из-за сегодняшнего "разговора", может, та переживает за Ханако. Вот дурочка, какое ей вообще дело?! Ладно. Успокаиваемся. Глубокий вдох, досчитать до пяти, выдох. Еще один вдох. Досчитать до пяти. Выдох. Сейчас задача - стать лучше как боец. Чтобы стать лучше как боец, надо дышать как боец. А значит - каждый вдох должен быть первым. Она - клинок. Она должна стать лучше.
А это - то, чего она желала всей душой. Это единственное, что осталось в ее жизни. Это единственное, ради чего вообще стоило шевелиться в этом аду, в который превратился мир девять лет назад. Месть Глубинным. Еще и месть родителям, каким-то образом это даже месть флоту, но прежде всего - Глубинным.
- Слышь, лодка. Мы не договорили, - произнесла Ханако максимально небрежным голосом. Нет, она не ищет друзей. Какие могут быть друзья во флоте? И нет, она не собирается забывать то, что было утром. Но, это не значит, что надо глупить. Актрисой девушка совершенно не была, но попробовать-то подобрать именно такой тон, чтобы ее услышали, ей ответили - но не лезли ей в душу - можно ведь? Чуть побольше стали, чем в разговоре с адмиралом. Чуть поменьше льда, чем в разговоре с психологом Базы.
- Я все понимаю, но ты мне объясни. Если никто не выводит ПВО из строя, просто потому что не в состоянии, что лучше, мне висеть дальше балластом, пока топят товарищей? Или, может быть, ухватить с собой пару-тройку глубинных, дав нашим шанс? Просто если я что не вижу, ты скажи. Я слушаю.
В руках у Ханако уже была тряпка, она даже начала вроде как наводить некое подобие чистоты, но мыслями она была не тут, а в том утреннем бою. И, ни на секунду не замолкая, она продолжила.
- Ты не думай. Я не самоубийца. Я не сильно расстроюсь, если завтра мы все умрем, если американцы скинут какую-нибудь свою бомбу очередную, и она снесет половину Японии заодно с Глубинными. Как по мне, все это и так не жизнь, а агония. Но я бросаюсь под обстрел не потому что хочу помереть, а потому что хочу, чтобы никто не пошел ко дну зря.
Нельзя сказать, что Ханако вкладывала так уж много надежд в свой вопрос. Все таки Тина была не первой такой, и что-то раньше все это заканчивалось пространными рассуждениями, нервотрепкой, но никак не полезными советами. Но все равно день скоро кончится, так что худшее, что может случиться - это придется чуть-чуть покивать под заунывный бубнеж, вытирая столы. А лучшее - она начертит в несколько раз больше воображаемых крестиков на невоображаемом борту ее меха.

Отредактировано Wasp (2019-01-03 18:39:39)

+1

13

— Слышь, лодка. Мы не договорили,
Тина поморщилась, словно от зубной боли, но не от тона, которым к ней обратилась Ханако и не от самого факта разговора, а от этого резкого «лодка».
— У меня имя есть, — отзывается девушка, ополаскивая в воде сковороду, наконец очищенную от всех загрязнений, — И оно мне нравится куда как больше, чем «Нагато» или «лодка».
В прочем, лодка, так лодка, если Уосп так угодно. Настаивать девушке не хочется.
Убрав сковороду, Тина осмотрела оставшиеся кастрюли и взялась за одну из них, поставив её в раковину, под струю воды. Пока дожидалась, чтобы та заполнилась и хорошенько отмокла, облокотившись о стол прислушивалась к словам Ханако, звучавшим спокойно, холодно и словно бы отрешённо. Наверное, именно на таком тоне и должна была пройти их беседа утром. Тина не уверена до конца, что действительно сейчас хочет этого разговора, но всё же ответит на вопросы. Они не обязательно в итоге поймут друг друга, но возможность говорить спокойно, открыто и честно сама по себе много стоит.
«Дав остальным шанс, как же,» — хорошо говорит, складно, вот только Тина всё равно с этим всем не согласна. Она молчит, поджимая губы, чувствуя, что это ещё не конец. И девочка действительно продолжает:
— Но я бросаюсь под обстрел не потому что хочу помереть, а потому что хочу, чтобы никто не пошел ко дну зря.
Тина вздрогнула, прикрыла глаза, после чего сделала глубокий медленный вдох. Ей знакомо это чувство, она понимает, о чём говорит девочка, вот только…
— Но мы в любом случае пойдём ко дну зря, это не те сражения, после которых можно сказать, что чья-то смерть была не напрасной и что это того стоило. Ты умираешь, забираешь с собой пару-тройку глубинных, но какой в этом смысл, если их строй быстро пополнится новыми особями? Уже завтра их отряд снова будет полноценным, в отличии от флота ОВМС.
Тина оборачивается, чтобы девочке не приходилось разговаривать с одной лишь её спиной, мнёт в руках мочалку, чувствуя, как металлические пружины царапают и впиваются в пальцы.
— Ты бы пошла сегодня ко дну зря, если бы это был настоящий бой, а не виртуальная реальность.
Наверное, ей это уже говорили не один раз, потому что Тина тоже просидела у психолога несколько сеансов после того сражение, за которое её впервые назвали «Щитом Порвенира» и знает, как это происхдит. Её поступок не был стремлением к саморазрушению, но внимательная и дотошная психолог пыталась докопаться до сути, почему Тина поступила так, а не иначе, пыталась ей вдолбить в голову, что жертвовать собой не всегда хорошо, нужно знать предел. Тина тогда тоже была уверена, что это единственно возможное решение, что если она не сможет пусть не остановить, но задержать штурм, пока не пребудет подкрепление, то всё будет зря. Все те, кто погибли до этого — погибли совершенно зря.
— Я бы могла понять твой поступок, если бы позади нас был порт или населённый город…
«Как было в Порвенире», — мысленно добавляет Тина, чувствуя новый острый приступ тоски. Это как укол, инъекция куда-то под сердце, после которого остаётся чувство слабости и лёгкое головокружение.
Пусть в Порвенире и был ежедневный локальный Ад, пусть у них не было никогда нормального отдыха, пусть условия и оставляли желать лучшего, пусть мехи от боя до боя даже не всегда успевали полноценно ремонтировать — всё это меркло на фоне того, что они были не просто на войне, они были единственной преградой между живыми людьми и стремящимися в водное пространство Магелланова пролива злыми тварями. Так себе преграда, если честно.
— Город, из которого необходимо эвакуировать совершенно безоружных перед глубинными людей, а для этого нужно выиграть время или переломить ход боя. Но жертвовать собой в самой обычной стычке, пусть никто ничего толком и не может сделать… Мне кажется это слишком.
Возвращаясь к оставленной кастрюле, девушка проводит мочалкой изнутри, вымывая остатки пищи, прилипшие к стенкам. Стоять и разговаривать мило, вот только работы от этого у них не уменьшается.
— Мы можем на что-то влиять, только пока мы живы. Тебе это, наверное, уже говорили, но что на этот счёт думаешь ты, Ханако?
Тина могла бы, наверное, рассказать о тех, кто принял такое же решение, как и Ханако в сегодняшнем бою. Изменила ли их смерть что-либо? Изменила, да вот только не в положении на фронте, а в том, что в мире остались те, кто по ним безмерно скучают.
Тина уверена, что не сложно умереть за других — это как раз проще всего на свете.
Сложно вот так вот жить.
— К тому же, мне просто нравится жить. Пусть даже так.

Отредактировано Nagato ι (2019-01-06 18:45:56)

+1

14

- У меня имя есть. И оно мне нравится куда как больше, чем «Нагато» или «лодка».
Разум Ханако автоматически отметил этот факт, но мыслями она была не там.
Девушка слушала крайне внимательно. Она оставила тряпку и оперлась на стол, скрестив руки на груди. Но с каждым новым словом Тины она заметно мрачнела. Ее собеседница говорила так, что сомневаться не приходилось - это не пустые слова, и все же... проблема была не в этом.
Проблема была в том, что каждое это "зря" било Ханако в самую душу - как било бы что угодно, что она на самом деле знала сама.
Девушка смотрела прямо на Тину, но видела она себя. Вот она смотрит телевизор, сидя на коленках на ковре, и не может понять, что происходит. Вот ей сообщают, что она - одна из тех, кто может противостоять Глубинным. Вот она переезжает на Центральную базу. Вот ее ведут на первую в ее жизни синхронизацию. Вот она решается заговорить с девочкой, расспросить ее о том, что та испытывала. Вот она робко пытается шутить в столовой. Вот она с кем-то спорит, даже не помнит, кто это был - их было много. Вот она ссорится с последней из тех, кто с ней более-менее общался. Воспоминания проносятся перед глазами, а в ушах эхом звучит одно лишь слово Тины: "зря".
И все это действительно зря. Зря Ханако пытается чего-то добиться в этих симуляциях. Зря она вообще трепыхается, ее жизнь уже давно поломана, и она это знает. А воспоминания продолжаются. Вот она впервые синхронизируется с авианосцем. Вот она слышит крик "Рюдзе, бросай дроны, уходи!", и не уходит. Вот ей отбраковывает очередной мех, и очередное имя. Вот она стоит в кабинете психолога и смотрит исподлобья, старательно сдерживаясь, чтобы не сказать чего лишнего.
...А на глазах выступали слезы. Ханако слышала, что Тина ее о чем-то спрашивает, но вопрос прошел мимо. Что-то невнятно буркнув в ответ, девочка отворачивается, хватает тряпку и принимается натирать стол, совершенное не следя за результатом. Ханако двигается на автомате, закусив губу, а по щекам текут слезы. А в голове крутится одна и та же мысль: "Я просто вру сама себе".
Врет о том, что пилотирует, чтобы мстить Глубинным. Врет о том, что стремится победить, даже ценой своей жизни. Нет, Ханако пилотирует только по одной причине - потому что ей приятно это делать, это одно из немногих удовольствий, которые только остались. И она просто бежит от ответственности. От ответственности за себя, за других, за свои решения.
Стол влажен не только от тряпки, да и та выпала из неслушающихся пальцев. Ноги подкосились, и Ханако присела на краешек стола, подняв голову - как будто это заставит слезы закатиться назад.
[icon]https://media.discordapp.net/attachments/529317771352342539/531082853392449545/unknown.png[/icon]

Отредактировано Wasp (2019-01-06 21:30:00)

+1

15

«Пусть даже так», — эхом отзываются в мыслях собственные слова, пока Тина споласкивает кастрюлю.
Нет, это не совсем верно. Тине нравится жизнь без всяких "пусть", без конкретизации, без вычеркивания, как это бывает в досье, чёрным маркером, всего того, чего якобы нет или быть не должно.
Это бывает сложно, бывает больно и, зачастую, Тина не имеет права своей собственной жизнью распоряжаться, но ей всё равно эта жизнь нравится.
Потому что где-то в ней есть семья, к которой она скоро, всего лишь через год, сможет вернуться, если только будет достаточно сильной, чтобы этот год пережить. И где-то есть люди, с которыми она бы никогда не познакомилась, если бы только не была Ядром. Люди, которые ей не безразличны и очень дороги, за которых она переживает и очень сильно хочет, чтобы всё у них было хорошо. А ещё ей нравится быть пилотом. Она не сразу это осознала и приняла, но это так. Это чувство не пьянит и не кружит голову, но приятно знать, что у тебя есть силы и возможность сделать… что-то. Пусть и не значимое в масштабах целого мира, но точно не происходящее зря.
Ханако ей не ответила и Тина, поборов желание обернуться, тоже не стала больше ничего говорить, молчание порой бывает полезнее слов. Тина намывает кастрюлю и собственные мысли сливаются с шумом воды, и домой очень-очень сильно хочется. Вот только домом для Тины за последнюю пару лет стал порт на другом конце мира. Закрывая глаза, она старается дышать глубже и спокойнее, старается не признавать своей тоски, зная, что это не самое верное и правильное решение. Но и смириться с ней не может.
Отложив в сторону мочалку, девушка в последний раз сполоснула кастрюлю, обернулась в намерении вернуть её на положенное ей место на полке, и застыла, чувствуя, как по спине пробежал холодок.
— Эй, — Ханако плакала тихо, пристроившись на краешек стола, подняв голову, словно так могло стать легче. Переступив с ноги на ногу, сильнее сжав пальцы, Тина знала, что должна что-то сказать, но верных слов не находилось. Не находилось вообще никаких слов — она чувствовала себя беспомощной и бессильной.
— Эй, — тихо повторяет Тина. Перестав сжимать с силой пальцами ручки кастрюли, она поставила её на стол и подступила ближе к девочке. Неуверенный один единственный шаг, а за ним второй, уже чётче и твёрже. Она мнётся рядом всего секунду, прежде чем обнимает Ханако, притягивая к себе.
Она, наверное, могла бы сказать, что, если что-то с ними и не происходит зря, так это сама жизнь, но даже эти слова кажутся сейчас не самыми достоверными или нужными. Могла бы сказать, что всё это временно и это нужно лишь попробовать и постараться прожить. Именно так — прожить, — а не пережить. Просто «пережить» не получится, слишком уж сильно всё это врезается в память, оставляет за собой множество невидимых, но ощутимых зарубок и следов. Это не временно, это не вычеркнешь потом из памяти, это навсегда. И Тина не знает, что с этим можно поделать, чтобы было проще или легче.
Проще и легче, наверное, не бывает.
— Извини, что повысила утром на тебя голос, — наверное, это не самый подходящий момент, но лучше звучать хоть каким-то словам, чем едва различимые за шумом воды всхлипы, — и что довела тебя.
Голос Тины звучит спокойно и ровно и вздыхает она чуть прерывисто, словно сама находится на пороге слёз или отчаяния.
Она хотела добавить что-то ещё, но не смогла сформулировать фразы. Что-то про то, что ей не хочется, чтобы даже их утренняя ссора была зря, и что все сказанные слова тогда и сейчас — тоже зря.
Она хотела отстраниться, чтобы только заглянуть Ханако в глаза, но вместо этого произносит:
— Давай дружить? — Глупо это звучит, наверное. Тина не умеет заводить друзей, а те, что у неё есть и теперь так далеко, появились словно сами собой, незаметно заняли место в жизни и в сердце.
«Давай дружить?» звучит очень по-детски. Зато искренне и честно.

+1

16

Когда Ханако почувствовала, что ее что-то тянет, первым ее желанием было сжаться, оттолкнуть, убежать.
Но сил... Сил не осталось совершенно. Да и устала она бежать. Если уж на то пошло, она бежит каждую секунду своей жизни - бежит от себя.
Поэтому Ханако позволила Тине себя обнять. И позволила себе почувствовать человеческое тепло. И сильно-сильно зажмурилась.
Почему - безмолвный вопрос эхом разливается по ее голове. Почему ты это делаешь, Тина? Что именно значит твое "пусть даже так"? Это ведь не жизнь, не-жизнь, нежизнь... И Ханако, и все, кого она знает, и в том числе Тина давным давно вкусили с очага в этом Ёми. И пусть эта девушка точно так же лезет не в свое дело, как и с десяток других до нее, но все же за ее словами и интонациями чувствуется что-то другое.
И все равно Тина не понимает Ханако. Или отказывается понимать. Или не считает, что это важно?
И все же - почему? Почему они все лезут в ее жизнь?
А Тина еще извиняется за что-то. Очень, очень хочется ответить раздраженным "К чему мне твои извинения", но Ханако не может.
Вспомнился декабрь полтора года назад. Тогда паренек-немец усиленно убеждал ее в том, что прекрасно ее понимает, понимает так, как никто другой во всем мире никогда не поймет. Он говорил... тепло, в его взгляде было что-то яркое. Ханако ему даже поверила на день. Может быть, даже находила его симпатичным в других отношениях. Только вот привычки просто так не проходят, и она искала подвоха - и нашла, после занятий, услышав, как он обсуждал их разговор с друзьями, как они все вместе смеялись над ней.
Тогда все кончилось несколькими синяками, ссадинами, серьезным разговором и скучной работой в архиве.
Было ли сейчас что-то такое же? Почти что взрослая женщина ищет, над кем бы поиздеваться? Втереться в доверие, чтобы выпытать забавности? Возможно ли такое вообще?
Ханако не знала. Потому что то, что другие никогда не понимали ее, означает, что и она, скорее всего, не понимала других.
Но она устала.
И когда Ханако услышала "Давай дружить?", она просто разрыдалась.
Зачем ты это говоришь, Тина?
Хочешь ли ты этого?
Можно ли предложить дружбу тому, кого ты видишь впервые?
Можно ли предложить дружбу тому, кто разучился дружить?
Конечно можно.  Предложить ведь так легко. Ханако сама могла бы произнести эти слова. Только этого мало.
И как они вообще будут дружить? Зависать вместе? "Тина, пойдем позависаем". Ханако вспоминает плакат с висящей кошкой. "Держись там, детка". А потом представляет другую картину, вполне себе хорошо иллюстрирующую их утренний разговор, и улыбается сквозь слезы. А еще они будут пить чай после занятий. И слушать музыку, разумеется, из эклектичной коллекции Ханако. И спорить, чей корабль лучше. И все это  - из-за пары слов?
Какая нелепость.
Очень теплая, но совершенно неправдоподобная.
- Я... Я не умею, - наконец ответила Ханако, растратив на этом последние остатки своих сил.
И вновь зарыдала.

+1

17

Конечно же всё именно так происходить может только у совсем маленьких детей или в каких-нибудь книгах, когда на вопрос «Давай дружить» есть всего лишь два ответа и никаких полутонов, дополнительных оттенков или раздумий. Либо да, либо нет, а больше ничего и не важно.
Тина не знает, что может последовать за этим её «Давай дружить», потому что это… не так просто? Сложно? Обязывает к определённой ответственности? Что?
Поэтому лишь вздыхает услышав ответ Ханако, просто тяжело и медленно, обнимая её, вновь заревевшую, чуть крепче.
Ей хотелось бы сказать, как-то объяснить, что во всём этом нет ничего страшного. Ни в дружбе, ни в симуляторах, ни в той, настоящей жизни, которая начинается с их выходом в море. Но это будет враньём. Потому что, хотя бы последнее очень даже и про страх, и про боль.
— А что, есть инструкции? Ну, вроде как та, что ты мне утром пересказывала, — Тина пытается улыбнуться и качает головой, — представляешь, как это было бы глупо.
Действительно, глупо. Дружба это не про правила или то, что нужно обязательно каждый день спрашивать, как дела или как спалось, потому что так нужно. Это что-то про честность, и преданность, и искренний интерес. И про простую веру в то, что так бывает, без колебаний и сомнений принимая то, что есть, не требуя никаких доказательств и подтверждений.
Да, глупо, звучат её слова, но Тина не знает других, которыми хотела бы объяснить Ханако, что желает Ханако всего лучшего и хочет помочь. Возможно, что они так и не станут никогда друзьями — совсем не сойдутся интересами, характерами или мировоззрением. Но кто сказал, что их не сведёт однажды вместе море? И тогда было бы очень хорошо знать, что рядом есть пусть не друг, но надёжный товарищ.
— Как умеешь дружить, так и будем, значит.
Потому что, хотя бы попробовать не сложно.
И потому что Тина думает, что знает, почему кто-то, пусть лишь в симуляторе, но может пожертвовать собой.
Значит, есть те, чья жизнь ему дороже своей. Либо свою жизнь он совсем не ценит.
И это абсолютно, совершенно неправильно.
Но как она может помочь?
— Вытри слезы, храбрая девочка, — она гладит Ханако по волосам, а потом отстраняется и тянет руку к стопке чистых полотенец на соседнем столе, взяв одно из них и протянув девочке. Чужие слезы вызывают бессилие, а Тина едва помнит, как успокаивала когда-то, уже слишком давно, испуганную ночными кошмарами младшую сестру. Помнила только такие же теплые объятия, и что шептала ей «Я люблю тебя, перестань бояться». И не потому, что нужно так сказать, чтобы успокоить, а потому что верила, что её любви хватит, чтобы уберечь целый мир от всех самых жутких ночных кошмаров.
Наверное, Ханако могла быть похожа на её сестру, но Тина совершенно не знает, кем за годы разлуки могла стать та девочка, которую она знала.
Не знала наверняка кем и сама теперь была.
Тина обходит вокруг и запрыгивает на краешек стола, вздыхает, а потом произносит единственное, что приходит на ум:
— Я в буфете видела огромную банку Нутеллы. Дверь не заперта, за нами никто не следит, и мы можем стащить её и облопаться до потери сознания. А можем быстро закончить с уборкой и… ну, не знаю, стащить ту же самую банку и пойти посидеть на берегу? Поздно уже и если нас поймают после отбоя, то впишут ещё одно дежурство, но луна на небе высокая и море, наверное, очень красивое.
Тина говорит точно такие же глупости, как про дружбу до этого, но уж лучше так, чем молчать.

+1

18

Ханако тихонько всхлипывала в объятиях Тины, постепенно успокаиваясь. Это совсем не то, как должен был пройти этот день. Совершенно не то. Услышав вопрос, японка даже позволила себе слегка хихикнуть.
- Но такие инструкции есть! В книжках для детей. Я, правда, их не помню. Но там наверняка надо играть вместе, приглашать друг друга в гости и делиться сладостями. Не уверена, что эти советы подходят нам по возрасту...
Наконец, Уосп позволила себе расслабиться по-настоящему. Все-таки, наверное, нести чушь, особенно о ней не задумываясь - хорошее лекарство.
А Тина... А Тина гладит ее по голове. Зачем?! Кто тут храбрый-то?! Ханако вот-вот снова заревет, но ей протягивают спасительное полотенце. Полотенце, в котором можно спрятать вновь подступившие слезы, сделать вид, будто ничего не случилось. Ну и правда вытереться. Тоже не помешает. А пока она готовится к тому, чтобы можно было отнять полотенце от лица и выглядеть хоть чуточку готовой к тому, чтобы продолжать жить, Тина садится рядом и...
...И, кажется, в полном соответствии с инструкцией предлагает поделиться сладостями. За счет флота, правда, но в конце концов это для них и так делается.
Ханако поднимает лицо от полотенца и, стараясь улыбаться, говорит:
- Ладно, что там нам осталось перед тем, как можно получить вознаграждение, сопряженное с наказанием?

+1

19

В мерный шум воды из крана больше не вплетались чужие всхлипы. Тина изучала потолок, скользила взглядом по пересечению прямых линий, чуть щурилась на свет ламп и давала Ханако время успокоиться. А сама думала о том, что посмотреть на море и правда было бы здорово.
Воспоминания нагоняют её очередной волной, грозятся захлестнуть с головой, но Тина лишь делает глубокий вдох, чувствуя, как собственное сердце бьётся слишком гулко и тяжело. Ей бы и самой, наверное, было бы хорошо прореветься, но сколько бы она не думала о Порвенире и тех, кто остались там, как бы сильно тоска не сжималась тугим кольцом вокруг её горла, глаза оставались предательски сухими с самого расставания. А ведь даже тогда она не позволила себе слёз. Может зря?
«Один год», — то и дело скреблась внутри мысль, не покидавшая её, кажется, ни на минуту.
Один чертов год. Тина знает, что это очень мало. Знает, что если только перестать считать дни и почувствовать течение времени, то она сама не заметит, как дни начнут складываться в недели, а потом в месяцы. Как лето сменится осенью, за которой придёт зима. А потом ещё немного — переждать, вытерпеть, пережить, — и всё закончится.
«Все закончится» звучит слишком грустно, отчасти как-то даже траурно, но иначе Тина назвать этого не может. Просто не получается.
Но один год может превратиться и в «одну жизнь». Тине интересно, как всё сложится, а ещё хочется перестать просто ждать, зная, что ничто не лечит тоску и хандру лучше, чем занятость и работа.
Посмотрев на девочку, отозвавшуюся на её слова и постаравшуюся улыбнуться, Тина кивает на стол напротив, где выстроились в ряд грязные кастрюли:
— Нам главное победить этот грязный жестяной отряд, — не самая сложная задача, тем более, когда справиться с ней предстоит не в одиночку. — Но это, думаю, будет легко.

+1


Вы здесь » Striking Distance » Банк завершённых эпизодов » 10.06.2025, Порхай как бабочка. Жаль... что ты труп.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC