Имя, фамилия персонажа: Винсент фон Локхарт.
— Прозвища, сокращения, клички: Винс, Вини. Для некоторых адмиралов и ядер может быть известен по своему предыдущему наименованию – Нагато ψ (пси).

Персональная информация:
— Пол: мужской.
— Возраст: двадцать один полный год.
— Звание: контр-адмирал.

Внешность персонажа:

https://i.imgur.com/IQWGoDZ.png

Hotsuin Yamato || Add
Shin Megami Tensei: Devil Survivor 2 & Record Breaker || Elsword

Рост: 182 сантиметра
Вес: 80 килограмм.
Телосложение: мезоморф.
Цвет волос, глаз: пепельные, с фиолетовым оттенком.
Другое:
- Когда о чем-то задумывается или становится излишне сосредоточенным – выражение лица приобретает мрачный, жуткий и пугающий оттенок. Такая вот странная особенность его мимики. Еще хуже проявляется эта черта во время некоторых публичных выступлений, где напряженный и взволнованный Винсент смотрит на публику так, словно хочет распотрошить всех здесь и сейчас.
- Едва заметный шрам, проходящий через левый глаз, заканчивающейся на щеке. Его можно разглядеть лишь вблизи, так как он представляет из себя по сути светло-розовую полоску кожи, едва выделяющееся на фоне слегка бледной кожи.
- Большой рваный шрам, проходящий с нижних левых ребер вдоль груди и заканчивающейся в районе правого плеча. Выглядит так, словно полоснули широким неровным лезвием.
- Шрам на левом плече, оставшийся от сильного ожога.
- Волосы чуть короче средней длины, слегка лохматые, с горем пополам уложены. Челка длинная, иногда прикрывает правый глаз.

Характер персонажа:
Винсент – не такой жуткий парень, каким может показаться на первый взгляд, особенно если первое знакомство случилось в момент его задумчивости. Неплохой парень, внимательный к окружающим, лучится энтузиазмом и позитивом, но не нарочито глупым и веселым, а уверенным и спокойным. Рядом с ним можно спокойно забыть о проблемах, ведь если случится какая-то беда, он с ней обязательно справится. Исключительно надежен – этим привлекает к себе людей. К нему спокойно можно обратиться за помощью и надеяться на поддержку, но ее уровень напрямую зависит от отношения к просящему. Винса редко можно увидеть злым и недовольным, он редко выходит из себя и может показаться даже чересчур мягким на первый взгляд… Но нет, сильно обольщаться не стоит. Вини отчетливо знает ту грань, когда ему просто пытаются сесть на шею и прерывает такие действия на корню, порой жестко и грубо.

Клеймо хорошего парня лишь частично раскрывает его истинный характер. За внешней добротой скрывается твердый, жесткий и прямолинейный стержень. Винсент редко идет на уступки, если ему этого не хочется, а его мнение на определенные вещи фактически невозможно изменить. В своих решениях невозмутим и непоколебим, словно дикий зверь, вгрызшейся в добычу острыми зубами. Не станет молчать, если ему что-то откровенно не нравится и вполне открыто выражает свое недовольство при необходимости. Людей же, способных его переубедить, можно пересчитать по пальцам одной руки.

В тоже время, его нельзя назвать грубым нарушителем порядка и дисциплины, он старается по возможности их придерживаться и поддерживать. Локхарт не идиот и понимает, что идти, например, в разрез с приказом начальства – не самая лучшая идея, это чревато для карьеры и его флотилии. Однако если он посчитает, что в какой-то момент для лучшего решения проблемы правила или прямой указ нужно нарушить или вовсе пренебречь ими – он это сделает. Без сомнений и угрызения совести. Даже сожалеть о содеянном не будет. Винсент вообще редко испытывает это чувство, считая его бесполезным и лишь тянущим назад.

Не любит лгать, но время от времени прибегает ко «лжи во благо», особенно если это поможет важному для него человека. Иногда может уйти от открытого вопроса, но происходит это редко и не особенно часто, так как скрывать ему практически нечего. А вот секреты и тайны, даже маленькие, хорошо держит в себе и никому не раскрывает.

Старается по возможности избегать конфронтации и споры, если это не касается работы и участников его флотилии. По большей части из-за того, что жестко цепляется за спор аргумента и может яростно, бешено доказывать свою правоту, особенно если спор вызван моментом, который трудно однозначно оделить как правильный или неправильный. Нередко отношения после этого с человеком сильно портятся, исправлять их – трудно, а потому в такие моменты Винсент предпочитает выбрать для себя волевое решение уйти от проблемы, а не сталкиваться с ней лоб в лоб, как оно обычно бывает.

Несмотря на безрассудство и некоторую безбашенность, Винсент не стремится собой жертвовать во чье-то благо, но за своих друзей и семью готов сложить голову в неравном бою. Ему нет смысла идти на смерть ради какой-то идеи, абстрактных людей или государства (родины, страны, чужих идеалов) – только за близких. При этом это будет не минутный порыв, а взвешенное решение взрослого человека, который знает на что идет и не тешит себя ложными иллюзиями и ожиданиями.

Если же говорить о его военно-профессиональных качествах, то тут все достаточно просто. Компетентен, дисциплинирован, активен, с сильной волей, организаторские способности выше среднего. Командная работа для него не пустой звук – он прекрасно знает, когда и как нужно действовать и управлять для достижения наилучшего результата. А вот годы, проведенные в море в качестве боевой единицы, позволяют ему смотреть на сражения под другим, слегка специфическим с точки управления флотилией, углом. Предпочитает хаос стабильному порядку, иначе говоря – вмешивается в бой редко, отдавая приоритеты на общие указания и своевременное донесение до ядер нужной информации. Редко держит флотилию в ежовой рукавице, предоставляя ядрам самим выбирать необходимую тактику. Если же от него все-таки исходят прямые приказы, то ожидает их незамедлительно исполнения, а их неподчинение грозит определенным проблемам. Во время сражения, не важно какого типа, использует самые грязные уловки и приемы, ради победы и безопасности собственной флотилии.

Будучи бывшим ядром и по натуре добрым человеком: лелеет всех и всякую единицу, пока та не начинает его резко выводить из себя на протяжении длительного времени. Держит под рукой блокнот, куда записывает все данные о своих подопечных, которые ему могут помочь в будущем. За свою флотилию готов порвать всех и вся: в обиду никому не даст, даже если косяк был совершен намеренно, а вот позже сам жестко отчитает сполна за проступок. С адмиралами все несколько проще: они есть. Что с ними делать Винсент не знает и знать особенно не желает. У него есть несколько знакомых и друзей, с которыми он может перекинуться новостями, но не более того.

Если кого-то ненавидит, то делает это честно и открыто. Особенно если это касается вопросов предательства и людей, способных оставить товарищей в беде или на верную гибель. Сюда же относятся адмиралы, которые специально не могут ужиться со своей флотилией или используют свое положение как повод командовать ими, когда этого не следует делать.

Биография персонажа:
Винсент родился тринадцатого октября две тысячи третьего года в городе Роттердам провинции Южной Голландии в семье коммандера королевского морского флота Нидерландов Герарда фон Велл Локхарта (1968) и медсестры военного госпиталя Вайоны де Врис (1972). Отец, несмотря на суровый внешний вид и твердый характер, на деле доброй души человек старой закалки. Пусть он и не мог уделять должного внимания своему сыну, однако ему удалось воспитать в нем нужные для мужчины черты и качества. Даже больше: собственным примером впечатлил настолько, что Винсент с детства мечтал попасть в военно-морские силы и стать адмиралом. Мать же, на плечи которой лег уход за ребенком и содержание дома, прививала своему чаду усидчивость, доброту и другие положительные качества с переменным успехом.

Детство мальчика по большой части заурядное и скучное, за исключением некоторых моментов. Так, школьная пара для Винсента оказалось не самой удачной в его жизни и была наполнена недопониманием, жестокостью и чередой конфликтов. Он дрался часто, много, чуть ли не с первых классов, если видел, что кого-то задирают или сам оказывался объектом для издевательств. Для него ввязываться в стычку и решать их кулаками оказалось куда проще, нежели чем садится за стол переговоров. Вини давал достойный отпор своим «врагам», но и изрядно помятым возвращался не реже. Ситуация сгладилась только к пятому классу, когда страсти поутихли и он смог найти себе друзей среди тех, с кем раньше скрещивал кулаки в жарких дворовых битвах. Впрочем, в определенный момент жизни это стало неважным.

Первые новости о странных исчезновениях кораблей вызывали скорее интерес, нежели страх. Последующие же новости оказались куда более шокирующими и жесткими. В марте две тысячи шестнадцатого года происходит активное нападение Глубинного флота, тогда еще принятое за новое вооружение Российской Федерации, однако вскоре эта версия быстро опровергается. Это событие стало отправной точкой для Винсента – впервые он видел угрозу не в виде конкретных людей, но монстров, которые уничтожали все подряд без разбора. Ранний интерес перерос в последующее волнение: он стал больше беспокоиться о своем отце, так как возрастающие потери во всем мире среди МВС росли в невероятной прогрессии и следующим мог стать близкий ему человек. К счастью, их семье удалось пройти данный кризис без особых проблем, а мальчик вбил в себе в голову еще одну детскую, наивную мечту: уничтожить Глубинный флот собственными руками.

В ноябре этого года решается вопрос, насколько гуманным может быть применение детей в сражениях против новоявленной угрозы. Так как выбирать детишек для первой волны нужно было осторожно, ОВМС решила остановиться на двух группах: сиротах и детях военнослужащих, что готовы послужить родине и человечеству на благое дело. Винсент не только оказывается в этом списке, но и ратует о своем скорейшем желании поучаствовать в столь знаковом событии, уламывая отца согласится на предложение. Отказаться от жизни, которую он вел до этого, для него оказалось на удивление просто – ни страха, ни горечи, ни сожалений, только уверенность в своем выборе.

По пути к базе, он долго думал о том, чем же он все-таки будет заниматься. Уничтожение монстров? Пилотирование крутого робота? Увы, все было куда прозаичнее. Он оказался в той группе, которая должна была пройти серию самых разных экспериментов и опытов. Некоторые из них были вполне гуманны и вписывались в рамки "курса молодого бойца", а вот от других холод пробегал по телу, заставляя в ужасе сжаться где-нибудь в темном и тихом углу. Кроме разнообразных физических и психических тестов, проверки экспериментального вооружения, воздействие имплантов на организм и другой разной мелочи, на них активно испытывались препараты по подавлению эмоций и личности, увеличение боевых показателей, расширение умственных способностей пилотов, повышенная реакция на опасность и другое, однако все они так или иначе приносили лишь чудовищную боль и тяжелое клеймо на теле. Он терпел как мог, но время от времени срывался на крик и слезы, бился в жестких конвульсиях на операционных столах или врезался лбом в жесткое стекло капсулы. Винсент терпел, считая это испытанием, с трудом представляя сколько ему тут оставаться и сколько времени уже прошло.

Группа подопытных была поделена на две части. Сиротам не давали никаких поблажек и они проходили самые жесткие испытания, в то время как к детям военнослужащих относились более мягко. На время экспериментов Винсент стал условным ведущим и главным заводилой отряда – помогало жесткое и уверенное воспитание отца и собственной стержень, который просто мешал ему сдаться и сложить руки, как это сделали остальные. Он двигал их вперед, помогал тем, кто нуждался, невольно стал небольшой иконой для группы из всего двадцати детей. Конечно, у него возникали проблемы с общением, так как многие из детей не знали английского или немецкого, на котором Винсент говорил, но это решалось через общение с рисунками и жестами. Он же стал первым нарушать правила, называя всех поименно и выдавая забавные прозвища тем, кто отказывался их говорить – что в будущем стало для него определенной фишкой.

Прошло полгода. Все эксперименты с треском провалились или не принесли существенного результата. Всего у пяти детей проявился чуть более повышенной порог, у остальных снизилась синхронизация на 10-20%, у кого-то вовсе упала до нуля. Винсент оказался среди тех, чьи показатели не изменились вовсе. Три ребенка из группы сирот не выдержали некоторых инъекций и скончались прямо на месте. Это был провал – но не окончательный. Какой-никакой результат все же удалось достигнуть: собранные параллельно данные в будущем принесут большой вклад в следующих, куда более удачных экспериментах, а также послужат толчком для создания новых технологий. Впрочем, детей эта новость не шибко утешала. Они страдали, они боялись, они видели смерть от тех, кто обязан их был защищать. Все, кто остались пригодны – в тяжелом психическом состоянии вернулись на Центральную Базу, для дальнейшего обучения, наблюдения и лечения. Некоторые же, кому было куда возвращаться, вернулись домой из-за невозможности несения службы.

Вернуться к обычной жизни ядра после такого потрясения было задачей не самой простой, но Винсент был одним из тех, кому реабилитация не потребовалось – держался бодрячком, шутил, вел себя беззаботно. Почти. Тут и там ему казалось, что в любой момент мир может снова изменится и его вновь закроют в научных комплексах. В его сознании начала медленно развиваться паранойя и недоверие, а идеалистические мечты рухнули под тяжестью жестокой реальности. Он шел в ОВМС с одной простой целью – сражаться за человечество, но за время, проведенное в комплексе, Винсент разочаровался в людях и в наивности, преследующей его до сего момента.

Последующий год прошел на удивление спокойно. Паранойя себя не оправдывала, однако на различные тесты и уколы он все еще поглядывал с опаской и недоверием. В это же время стали приходить письма от родителей, которые ему было запрещено получать во время экспериментов. Так он наконец-то узнал, что отец продвинулся по карьерной лестнице, а мать вернулась в полевой госпиталь, где почти сразу же получила повышение. Оба теперь были привязаны к штабу в Гданьске и рассчитывали, что однажды их чадо побывает на этой базе.

Март две тысячи девятнадцатого года. Его знакомят с Сэрой – милой и тихой девочкой двенадцати лет, замкнутой в себе и отстранившейся от этого мира. Удивительно, но сам того не замечая, он довольно быстро стал для нее близким другом и надежным товарищем. Винсент видел в ней, как и в предыдущих товарищах, не просто ядро такого-то типа, но человека, что и сыграло важную роль в построении их взаимоотношений. Вот почему он мог назвать ее, например, по имени, а позже придумал ей первое прозвище – Нянято. Позже Нагато Пси выдвинул мысленное предположение, что ее направили в их флотилию не просто так, а с определенной целью: чтобы он, как бывший участник экспериментов, прошедший все и не сломавшийся, помог ей с реабилитацией. А может в нем просто разыгралась паранойя? Локхарт не мог сказать с уверенностью, но это еще ни капли не смущало. Он весело проводил с ней время, не забивая себе голову бессмысленными размышлениями о том где правда, а где лишь разыгравшееся больное воображение.

Октябрь того же года. День рождения Винсента омрачается ужасной новостью, потрясшей весь мир – разрушение целого континента Глубинным класса «Левиафан».

Последующие события развивались стремительно. Инцидент в Австралии не мог остаться незамеченным общественностью и был принят новый указ о понижении допустимой планки возраста. С этого месяца он стал активно принимать участие в боевых операциях. К счастью, так как он был привязан к Центральной Базе – расставаться с Нагатой Мю не пришлось, пусть и виделись они теперь чуть реже обычного. В остальном же данную инициативу Винс принял положительно. Он всегда рвался в бой, хотел попробовать себя в действии и, наконец, смог этого достичь – даже раньше положенного срока. В морских битвах он был холодным, собранным, жестким. С наслаждением разносил тварей на мелкие кусочки, вымещая на них свой гнев и неуемную ярость. Ему нравилось сражения куда больше, чем следовало бы. К тому же, ему относительно повезло с адмиралом, что обладал хорошими лидерскими и тактическими навыками, а также смотрел на их отношения с Сэрой сквозь пальцы.

В октябре две тысячи двадцать второго года происходит первая вылазка Нагато-Мю. Несмотря на успех и идеальное исполнение, у Винсента пробуждается волнение и страх за девушку, которое раньше не испытывал. Он теперь воспринимал сражения куда более серьезно и без привычного огонька в глазах, то и дело приглядывая за ней. В какой-то момент Нагато принял для себя волевое и взвешенное решение – пожертвовать собой, если ее жизнь окажется под угрозой.

В феврале две тысячи двадцать третьего случилось неизбежное – в обычную операцию врывается Глубинный неизвестного класса, нацеливший все свое вооружение на модуль Сэры. Винсент не раздумывая прикрывает ее собой и чудом выживает, хотя и получает множественные повреждения, к счастью, не дошедшие до летального исхода. Ему удалось защитить дорого ему человека, но последствия столь безрассудного поступка не заставили себя ждать. Кроме разгневанного адмирала, которому Винсент все же смог наплести с три короба, почему ее жизнь важнее собственной исключительно с логической точки зрения, начался еще и долгий период реабилитации в больнице. Последний скрашивался обществом Сэры, проявляющей к нему чувства, выходящие за рамки уставных отношений. Адмиралу их столь близкие отношения не понравились, но оценить угрозы в свой адрес у юноши не вышло.

Март принес неутешительные новости. Несмотря на полностью рабочее тело, уровень синхронизации упал до нуля и восстановить его уже было невозможно. Увы, такой исход был ожидаемым как для него, так и для врачей – его возраст уже почти достиг двадцати лет, времени, когда большая часть ядер так или иначе все теряет связь со своими мехами. Винсент планировал провести еще один год на море, но с отсутствующим боевым потенциалом он был никому не нужен. Адмирал, помня предыдущие его провалы, успешно спихнул его с базы так быстро, как только возможно – даже не дав толком попрощаться с Сэрой.

В тот день он сказал, что обязательно станет адмиралом и вернется во флот. Во чтобы-то не стало. Для девушки могло показаться, что он пытается лишь ее утешить, но на деле он всегда планировал стать адмиралом и отказываться от своей давней мечты не собирался. Тем более сейчас.

Обучение мало чем отличалось от жизни на Центральной Базе. Те же казармы, то же обучение, только чуть больше и сложнее. Жутко не хватало выходов в море, но куда ему, ядру без синхронизации? Опыт и страсть к военному делу давали ему большую фору в обучении, хотя стать лучшим среди своего потока у него не вышло при всем своем желании. Зато на физических тренингах и стрельбе он отрывался от души – усиленное инъекциями тело никуда не ушло, он пользовался своим преимуществом во всем, тем более, что Локхарт был не первым бывшим ядром на обучении. Время от времени он проводил время за бумагой и ручкой, наскрёбывая душещипательные, веселые, а иногда и просто обычные письма для Нянято – разумеется, рукописные, ни о каком интернете на закрытых базах речи не шло. И, конечно же, не все из них доходили до адресата, а часть ответов так до него и не дошла даже спустя месяцы. Винсента такой расклад не пугал, однако адмиралу хотелось сказать парочку ласковых на этот счет.

Друзей за эти два года он почти не завел, поддерживая в основном общение с несколькими хорошими товарищами: как обычными людьми, так и ядрами. В остальном же жизнь была довольно обычной и непримечательной – ни серьезных происшествий, ни новостей, ни шокирующих известий. Исключением, разве что, стало очередное повышение отца, которое он в кои-то веки мог встретить дома, вместе с семьей. Там же Винсент узнал о том, как обстоит ситуация на море и даже узнал некоторые детали о Сэре и ее проблемах после его ухода из состава Ядер.

В марте 2025-ого года Винсент получает звание контр-адмирала и незамедлительно отправляется на Центральную Базу, на прохождение практики. Будучи человеком уверенным, жестким и преследующим вполне конкретную цель – ему удается добиться того, чтобы ему во флот приписали один из неблагополучных кораблей, что не уживается ни с одним адмиралом. Конечно же, речь шла о Нагато. Их первая встреча за долгое время была сумбурной и крайне теплой, несмотря на эти два года разлуки. Что-то для них изменилось, а что-то осталось прежним, но тепло ее руки было таким же мягким и приятным, как и в те дни, которые он провел в больнице.

Время размеренно подступало к июню. Винсент набирался опыта и ожидал, когда он сможет собрать флотилию и повести их в бой против глубинных, с которыми когда-то сражался сам.


Контактная информация:
~

Дополнительно:
Винсент хорошо готовит. Знает западную кухню, средне – азиатскую, с уклоном в Японскую. Корабли в его отряде стопроцентно познакомятся с его стряпней и не раз.
Знает немецкий и английский язык.
Каждый знакомый ходит у него под определенным прозвищем.
Обожает холодное оружие. Можно сказать, фанат. Не запрещай устав – давно бы сделал из своей комнаты склад с остро-режущими и колющими предметами.