29.09.2019 Промежуточные итоги и открытие трёх новых игровых дней. Подробнее

20.08.2019 Проводим очередную ревизию эпизодов и игроков, поэтому можем внезапно постучаться в личные средства связи с предложением поговорить о Боге нашем.

09.05.2019 Мир, труд, май и долгожданный дизайн! С отчётами по багам и прочими просьбами по совершенствованию всё туда же или в специальную тему. P.S. Продам душу Лукашу за оказанную помощь в исправлении уже найденных.

03.05.2019 Нагато нашла перчатку Бесконечности и собирается... Читать продолжение в источнике. На самом деле, у нас тут обещанный большой ивент, но так же эпичнее, верно?

19.03.2019 Обновление сводки и анонс большого ивента. Все подробности здесь.

18.03.2019 С небольшим запозданием мы всё-таки установили возможность использовать маску в разделе филлеров для всех игроков. Обо всех багах сообщать Нагато или M-171.

08.03.2019 Введена сводка эпизодов, с которой можно ознакомиться здесь.

16.02.2019 Нет, глаза вас не обманули, у нас действительно новый дизайн. А ещё мы ищем ГМ-ов - все подробности можно узнать здесь.

03.02.2019 Первая волна сюжетных эпизодов и боевых операций открыта.

03.12.2018 С обновлением нас!

09.11.2018 Всё ещё ведём работу над глобальным апдейтом, пока замечательные и любимые игроки пишут посты. Спасибо им за это!

25.10.2018 Зачем нужны новости, если можно просто заглянуть в игровой раздел?

22.10.2018 Внезапное возвращение в строй (или, быть может, лучше сказать "перерождение"?). Годы идут, но одно останется неизменным всегда: Нянято никогда не будет уметь писать новости.
что: повседневность, приключения, драма, научная фантастика.
когда: июль 2025.

Striking Distance

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » 15.07.2025, Поговорим о погоде?


15.07.2025, Поговорим о погоде?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sg.uploads.ru/pbNy1.jpg

1. Дата и время старта: 15.07.2025, вечер, ближе к пяти часам.
2. Погода: +17, пасмурно.
3. Задействованные персонажи: Maksim Gorky, Nagato ι.
4. Место действия: временный лазарет в Накашибецу.
5. Игровая ситуация: Хотя есть ли смысл говорить о погоде? Сегодня она паршивая: факт.
6. Очередность отписи: Nagato ι, Maksim Gorky.

+4

2

Лампа под потолком светила ярким, нездоровым и неживым белым светом. Тина прикрыла глаза, чтобы не было так больно, и под веками тут же расползлись белые и красные круги.
Боль пульсировала в висках, перетекала в затылок, раздавалась по всему черепу, отзывалась в груди. И вместе с этим неуловимо менялась реальность. Звуки становились картинами, слова приобретали вкус и цвет. Так обычно бывало, когда поднималась непомерно высокая температура, но сейчас ведь, не считая руки, она здорова. Разве нет?
Тина чувствует себя так, словно снова, как днём, а до этого утром, проваливается в прослойку между мирами, туда, где темно и холодно, и где нет уже привычных законов физики, но именно там нет ничего более цветного, чем чернота. И чёрный перестаёт быть одним цветом, он взрывается целым космосом в горячей голове, бьёт искрами по глазам-планетам, окутывает пеленой, через которую не долетают слова.
Днём снились сны, странные, непривычно цветные и яркие, что, проснувшись, Нагато помнила всё, что было ещё более непривычным. В одном из снов она доставала из своего рта зубы, вынимала руками по одному, и потом, рассмотрев внимательно, вставляла обратно. Крови не было. В другом надо было срочно покинуть дом и город, и, желательно, мир, но ехать было некуда, границы закрыты, поэтому оставалось только прорезать армейским ножом плотный брезент реальности и прятаться в складках, прихватив края ниткой: вдруг не заметят за швом. В третьем сне вся вода была отравлена, и единственным способом очистить её было пропустить через болото, и они лили чёрную густую воду в болото, откуда она выливалась мутно-красной, как смородиновый сок, но пахла почему-то пылью и металлом, а на вкус была похожа на смолу абрикосового дерева или черёмухи.
У смолы был вкус лета , вкус слова “полуденный”, знать бы, где сейчас те ребята, двое братьев, с которыми она играла каждый день до того, как автобус, а потом самолёты, увезли её на другой край мира. Мальчишки всё мечтали, когда вырастут, покинуть резервацию и увидеть тот большой мир, о котором каждый из них только слышал. Тина в свои двенадцать умудрилась уехать буквально в другую реальность.
Все её чудовища и демоны, все покойники, живые и мёртвые, всё её боги и вся тьма, которую она носит в себе, всё, что взрывается воплем и рассыпается искрами, всё, что невозможно вместить в себя и от этого так страшно потерять, всё, что скрипит дверными петлями и визжит тормозами на перекрёстках, всё, что горит, всё это – и есть она, настоящая, живая и иногда практически бессмертная, по крайней мере в те моменты, когда сама в это верит. 
Во что ей верить сейчас?
Думая о прошлом, слишком далёком, чтобы всё ещё считаться случившимся когда-то с нею, Тина сбегает от главного – отсутствия ощущения будущего, даже совсем ближайшего.
Она понимает, что сидит в коридоре на низкой лавочке, поставленной вдоль стены и принесённой, судя по всему, из спорт.зала. Осознает саму себя, но с собственным телом её словно ничего и не связывает. И она всегда будет помнить, что там, за чертой, в разноцветной черноте, её ждёт она же сама.
Девочка рядом с ней сидит тихо, но Тина то и дело ловит на себе её взгляды, но сил на то, чтобы начать разговор, она не чувствует, да и желания нет, поэтому молчит. Только поднимает руку и теребит бинт, выглядывающий из под футболки. Он ощущается неровной и твердой коркой там, где взмок тянущийся шов.
Дверь открывается и девочка рядом с ней неловко поднимается, подгибает одну, забинтованную от пятки и до самого колена, ногу, и, опираясь на костыли, проходит в кабинет.
Нагато смотрит на пол под своими ногами и думает о том, что хочет отсюда уйти. Или чтобы ей дали таблетку от головы.

+5

3

Максим был вымотан. Сегодняшний день был настоящим адом для любого из обитателей базы, в котором все их силы проверялись на прочность. «Горький» свою проверку прошел, успешно справившись как с врагом на воде, так и с оставленными их нападением последствиями. Удивительно, но сейчас всё это кажется каким-то не настоящим, скорее сном, чем реальными событиями, которые Гаунт пережил.

- На этом всё. Спасибо, Максим, ты очень выручил!

Радостный, хоть и уставший голос медработника, чьё имя всё никак не могло закрепиться в памяти парня, вернул его в реальность. Он находился в кабинете, где расположился временный архив лазарета. Сюда врачи и остальной медперсонал приносили необходимые личные дела своих подопечных, собирали наспех написанные отчёты об оказанной первой помощи и другие необходимые бумаги, которые могут понадобиться при дальнейшем лечении уже после того, как больных и раненых переведут в нормальные больницы. В основном бумаги, которые проверял и сортировал Максим, относились к пострадавшим работникам в доках, хотя парочку записей о работе регенерационных капсул для ядер он тоже встретил. И, к его радости, ни одного знакомого имени.

«Горький» оказался здесь ещё днём, пока помогал разобраться с завалами возле повреждённых зданий. Нескольких раненых нужно было доставить во временный госпиталь, а Гаунт оказался одним из немногих, кто мог помочь. Собственно, так парень и оказался за пределами центральной базы и, узнав о творящейся путанице с отчётами врачей, решил им помочь. Как результат – он провозился здесь до вечера, пока не наладил более-менее приемлемый для экстренной помощи документооборот, чтобы каждый принимающий пациента от коллеги точно знал, что и как было сделано до него.

Молча кивнув довольному врачу, Максим вышел из помещения и оказался в коридоре, без малейшего понятия, что ему сейчас делать. С одной стороны стоило вернуться на базу и продолжить помогать в работе на берегу. С другой же стороны, от него теперь толку там мало, ведь с его синхронизацией в бой выйти не получится, а значит, от нахождения близко к воде толку будет мало. Помощь же в решении такой сложной дилеммы пришла, откуда не ждали. Проходившие в кабинет медсёстры, которым парень преградил путь, тихо обсуждали некие свои вопросы, и, когда они проходили мимо, Гаунт смог ненароком услышать одно конкретное слово – «Йота». В голове тут же возникла картинка того, как камеры его крейсера зарегистрировали залп орудий «Нагато», что серьёзным образом повредил «Саффолк». Да, парень точно не знал, обсуждали ли те медсёстры именно «Нагато», или кого-то другого с таким же типом ядра, но теперь «Горький» точно понимал, что ему нужно поговорить с Тиной. Впереди его ждал отчёт обо всём, что произошло в бою перед доками, и случай дружественного огня в нём отметить придётся. Поскольку Винсента Макс ещё не встречал, перед написанием финальной версии, которую он и передаст своему временному командиру, он принял решение обсудить это происшествие с его непосредственным «автором».

По итогу, каким-то чудом, парень смог найти «Йоту» среди множества палат и коридоров, ожидающую чего-то у безымянного кабинета на низкой спортивной лавочке. Выглядела девушка так, словно искала ответы на волнующие её вопросы в другом мире, либо, ловя связь с космосом, но, совершенно точно не пытаясь сфокусироваться на реальности вокруг. Понять её вполне можно, поэтому Максим не спеша подошел к «Нагато» и спокойно сел рядом. Слова, почему-то, совершенно не хотели собираться в цельное предложение, даже при  условии того, что Гаунт точно знал, что и как нужно говорить, просто от вида Тины что-то на него давило. Это было для него странно, даже в двойне, если учитывать, что сейчас рядом с ним сидит одна из лучших пилотов ОВМС. И всё же сказать что-то надо, поэтому парень и заговорил первым.

- Мда. – Тихо и коротко сказал Максим, зачем-то кивнув самому себе и уставившись на стену перед собой.

+5

4

Движению на самой периферии Нагато внимания не придаёт, как не смотрит и на того, кто опустился рядом с ней на скамейку. Только перестаёт смотреть куда-то себе под ноги и, запрокинув голову, чувствуя затылком прохладу окрашенной в какой-то болезненно-зеленый цвет стены, упирается взглядом теперь в неоново-яркую лампу под потолком. Её мёртвый и едкий свет отпечатывается на сетчатке до раскалённых белых и красных кругов, затекает под веки, практически вытравливает собой воспоминание взрыва. Проблема была лишь в том, что воспоминание это было не столько зрительным, сколько… физическим.
Голова раскалывалась, думать об этом не только не хотелось, но и было мучительно, но не думать практически не получалась. Воспоминания о сегодняшнем утре, по ощущениям случившемся одновременно целую вечность назад и буквально только что, ползали по кругу, как сонные мухи. И не у менее сонной Нагато не хватало сил разорвать этот порочный круг и прервать эту муку.
Прозвучавшее рядом тихое, но различимое: “Мда” прекрасно описывало собой всё.
— Мда? — Отозвалась Тина раньше, чем хоть о чём-то подумала. А потом повернула голову и опустила взгляд, несколько раз моргнула, пока не стало чуть легче и отпечатавшийся свет лампы не перестал всё собой затмевать. Не без усилия сфокусировалась, чувствуя, как в висках и затылке пульсирует тяжелая свинцовая боль.
— Мы знакомы? — Собственный голос показался почему-то чужим. Интонации – ровные, тембр – обычный, но… ощущается не частью её и как-то режет слух.  — Твоё лицо мне кажется знако…
Она обрывается на полуслове, чуть хмурится, с большей осознанность посмотрев на сидевшего рядом:
— Ты же тот парень с агитационных плакатов. Как там было? — Йота морщится от головной боли, потому что вытащить сейчас что-то из своей памяти оказывается для неё невообразимо трудной задачей.
— “Зоркий глаз”? “Глаз-ватерпас”? — Слово то какое дурацкое: “ватерпас”, нет, это совершенно точно не то, хоть и где-то рядом, — “Глаз-алмаз”? Хммм… Кажется да, “Глаз-алмаз”.
Снова сев прямо, вернув голову в исходное положение в котором, казалось, было чуточку легче, Тина прикрыла глаза.
— Извини, так голова болит, что еле соображаю.

+4

5

Стена, с которой у Гаунта началась непроизвольная игра в гляделки, упрямо не собиралась сдаваться проницательному взгляду парня. Это, в принципе, было ожидаемо, ведь стене попросту нечем моргать, однако в этой «дуэли не моргания» явного фаворита выделить было нельзя. И вопросительное «Мда?», прозвучавшее со стороны Йоты, не смогло сбить концентрацию «Горького». Но это не значит, что он игнорировал девушку в угоду столь «важному» занятию, просто для того, чтобы начать расспросы, внимание сидящего рядом ядра должно сфокусироваться исключительно на нём, а не на лампе у потолка.

Желаемого Максим дождался, «Нагато» перевела взгляд на него и сразу же задала закономерный вопрос, ответ на который пришел к ней спустя пару секунд. Действительно, его лицо, столь часто встречающееся на всевозможных агитационных плакатах, даже здесь, на центральной базе, сложно было не узнать. И хотя «Горький» никому об этом не рассказывал, но его эта известность совершенно не радовала. Для самого парня эти плакаты были не призывом к «исполнению высшего долга», как их позиционировали в руководстве, а всего лишь красивым способом заманить как можно больше ресурса, который вскоре отправят на скотобойню. И его лицо служило образом того самого «дружелюбного молочника», что совершенно не боялся за своих коров. Если они не смогут давать молоко, они смогут дать мясо. Гаунт не хотел быть таким, и это было одной из главных причин, почему он пошел в инструкторы. И это было одной из причин, о которых он не говорил вслух.
Но сейчас отношение Максима к его роли в агитации не имели никакого отношения к текущей задаче, поэтому он не стал заморачиваться с тем, каким образом его узнали. Куда более важным фактом было то, что Тина не смогла вспомнить его по сегодняшней операции у доков, и это настораживало.

- Понимаю, - спокойно отозвался парень на слова о головной боли, - не заморачивайся. Можешь звать меня  просто – Максим.

Гаунт развернулся к девушке лицом, сосредоточив свой взгляд на её лицо. Его мало заботило, как она выглядит, куда важнее «Горькому» было видеть отражение эмоций на её лице. Он машинально потянулся к внутреннему карману плаща-пальто, но нащупал в нём не привычные блокнот и ручку, а лишь слегка помятую пачку сигарет. Макс всё ещё был одет в свой сьют, в котором он был с самого утра, поверх которого и было накинуто пальто. Сигареты внутреннего кармана не покинули, однако парень поставил себе в задачи найти механика, у которого он это пачку перед выходом в море и забрал. Поскольку других подручных средств для записи у Максима с собой не было, он решил положиться на свою память.

- Я планирую писать полный отчёт о сегодняшнем бою у доков, чтобы предоставить его адмиралу Локхарту и так получилось, что после потери с ним связи с тобой случился неприятный инцидент – ты открыла дружественный огонь. – Говорил Максим спокойным и ровным голосом, словно обсуждал какую-то будничную проблему с потерей любимой пары тапочек, при этом внешне он выглядел настолько же серьёзно, насколько и устало. – Показания с твоей «Нагато» снимут ещё не скоро, но вот у остальных участников операции всё это хорошо зафиксировано на камеры, и повреждения «Саффолк» говорят сами за себя. Это очень серьёзно и от последствий уйти не получится, так что с твоей стороны я ожидаю терпение и смирение. Винсент не даёт своих подчинённых в обиду, так что если ты сможешь дать наиболее полное и внятное объяснение случившегося ему, он сможет что-нибудь придумать.

Чтобы всё сказанное им прошло через болящую голову девушки и не довело её мозг до критического вскипания, Максим сделал продолжительную паузу, давая Тине время на размышление. В процессе этого он не сводил с неё взгляда, что со стороны могло показаться не совсем корректным, но это мало заботило парня. В его голове уже складывался приблизительный текст всего того, что он выдаст Винсенту на размышления, но от слов «Нагато» зависело то, насколько плотно придётся её адмиралу подойти к решению этого вопроса. Выждав ещё несколько мгновений, Гаунт задал первый общий вопрос:

- Итак, «Нагато», ты помнишь, что случилось в бою, когда ты сделала выстрел в «Саффолк»?

+4

6

“Можешь звать меня  просто — Максим”.
“Максим” резонирует в мыслях. Повернув голову, встречаясь со спокойным и уставшим взглядом напротив, Нагато чуть кивает. Благодарно, на самом деле, а не просто вежливо. Потому что “Максим” звучит очень даже хорошо, мягко, по-простому и по-человечески, хотя ей кажется, что что-то не так, но что именно она уловить не может.
— А я тогда Тина, — отзывается она в ответ, пытаясь понять с чем связано зудящее чувство… беспокойства? Или что это?
“Максим” пульсирует где-то в глубине её памяти, в которой события минувшего утра похожи больше на месиво, что даже трогать это не хочется, не прикасаться, чтобы попытаться как-то упорядочить или разобрать, придать более складный вид. И от одной мысли об этом Нагато мутит, что приходится найти в себе силы для глубокого вдоха и медленного выдоха. Ей мерещится запах гари и её от него уже тошнит.

Максим, конечно же, выбрал именно эту лавочку не случайно. Он говорит про отчёт, а Тина невольно хмурится, но выражение её лица быстро сменяется на усталость граничащую с обречённостью.
Только теперь она обращает внимание на сьют, скрытый плащом. Максим был пилотом. “Максим”, вероятно, ей был знаком не только по агитационным плакатам. Детали картинки, довольно простой на самом деле, пытаются собраться воедино, но Нагато не способна сейчас быстро сложить даже 2+2.
Тину тянет тяжело вздохнуть, мученически так, показательно, но она только настораживается и ощутимо напрягается, во взгляде, затуманенном и уставшем, сквозит странная решимость и… страх.
Он жил где-то под кожей, с кровью перетекал по венам, не давал себя поймать, чтобы старательно сцедить капля за каплей. Его нельзя было вывести, словно яд, даже пустив кровь.
И стоило Тине прикрыть глаза на секунду дольше, чем нужно, как под веками вспыхивало неистовое, алое, обжигающее. Смазанное и при этом слишком настоящее, чтобы сойти на кошмар наяву. Слишком невероятное, чтобы так просто вписаться в картину реальности.
Тошно и страшно. И мерзко. До головокружения отвратительно.
Чёрт, Максим...

“Неприятный инцидент” — это очень деликатно и обтекаемо, как-то даже мягко.
“Неприятный инцидент” — это когда ты садишься, как дурак, на мель. Или когда глупо подставляешься. Или промах какой случается, не смертельный, но неприятный, хлёстко бьющий по самолюбию или гордости, но не более.
А то, что случилось, это был вовсе не “неприятный инцидент”, а…
“Если я обернусь, — тихим и шелестящим, холодным шёпотом по самой границе сознания, — я пропала”.
И говорит Максим так спокойно и ровно, словно они обсуждают… Тина даже не может представить, что. Погоду? Так равнодушно и легко точно можно говорить о погоде: МЧС предупреждает, что сегодня ожидаются осадки из свинца от ваших союзников, не подставляйтесь бортом и будьте бдительны.
То, что говорит Максим, сливается в единый шум. До Тины ещё доходит смысл отдельных слов, но уловить его целиком не получается. “Это очень серьёзно”, “смирение”, “внятное объяснение”... Они добивают её даже по отдельности, так что было бы, осознавай она всё целиком?
Парень выдерживает паузу и молчит, даёт Нагато необходимое время, чтобы… что? Собраться с мыслями? Понять, как действовать? Определиться, что говорить?
Господи…
Всё, на что хватает её сил, это смотреть в ответ, не отводя взгляда, осознавая себя загнанной в угол. Загнал её в этот угол, правда, не Максим. Он, возможно, действительно попробует ей помочь, хотя Тина не исключала, что ему вообще всё равно, столько титанического спокойствия было во взгляде напротив. И Нагато довольно стойко и чуть более собрано встречает чёткий и прямой вопрос, на который было бы замечательно дать такой же прямой ответ.

— А Винсент… — Голос её не слушается и звучит тихо и слабо, — с Винсентом разве всё хорошо?
Ей не то чтобы рассказывали, но слух о том, что штаб был уничтожен и не все спаслись, разлетелся быстро.
Это только звучит хорошо, что Винсент мог бы ей помочь, а на деле получится, что помогать ей уже некому. Впрочем, Тина не совсем уверена, что помогать ей нужно.
Она понимает что именно она сделала. Только совсем не может объяснить почему. И отводит взгляд от лица напротив, прикрывает на несколько секунд глаза, словно это хоть как-то поможет. События в воспоминаниях Тины выглядят разорванными, она чётко знает тот момент, на котором всё для неё заканчивается, но было бы враньём сказать, что она ничего больше не помнит.
Помнит. Но очень странно.
— Помню, как вышли из доков и приказы Винсента. Как вступили в бой, оттягивая внимание на себя. Как “Ха”-класс пошёл на таран и… — Нагато замолкла.
Винсент сказал, что ни в коем случае нельзя дать Глубинным прорваться. Сказал, что верит, что это в её силах.
Горько до слёз.
И в свои силы, наверное, Тина уже никогда не поверит.
— Помню взрыв. — Она продолжает безжизненно, стараясь максимально отстраниться от собственных воспоминаний, от которых до сих пор всё внутри жгло. — Лучше всего остального. “Нагато” умирал. Был уничтожен. Сгорал, раздираемый изнутри огнём, и я сгорала заживо вместе с ним. А потом мгла.

Вновь замолкая Тина медлит, потому что не до конца уверена в том, что об этом всё же нужно говорить. Ей самой не нравятся слова, которые прозвучат, но других, получше, у неё нет.
— Я когда поняла, что в капсуле нахожусь, решила сперва, что сознание потеряла. Ну… вроде отключилась из-за шока от происходящего. Не сразу поняла, что между взрывом и тем, что я дрейфую в море без МЕХи, было что-то ещё.
Почему сразу не сработала автоматическая эвакуация?
Почему она должна была там оставаться и продолжать это чувствовать?
Почему просто не потеряла сознание?
И почему потеряла себя?
— Всё как в тумане. Словно… не знаю, на что это может быть похоже. — Ей хочется найти какую-то спасительную отговорку, благодаря которой всё станет если не проще, то хотя бы немножечко легче.

Но “Нагато” не просто двинулся в бой, не просто сметал всё, что попадалось на его пути… Он… Она бы хотела сказать, что дело в МЕХе, а она здесь совсем не причем, но это глупость и обман. Потому что это Тина каким-то образом заставляла двигаться линкор дальше и делать всё то, что было сделано. Это она дала залп по “Саффолк”, пусть и не понимала, что там, внутри тяжелого крейсера, находится небезразличный ей человек. Как так получилось, что “Саффолк” превратилась лишь в точку на радаре?
Картинка складывается и “Максим” занимает в ней своё место.
— Ты был там? — Спрашивает Тина с долей удивления, поднимая взгляд на сидевшего рядом парня. Максим рядом с ней вполне мог быть тем “Максимом Горьким”, который позже присоединился к бою, но был достаточно далеко, чтобы просто не интересовать её. 
— На что это могло быть похоже? — Она усмехается своим же словам. — Ни на что не похоже. Я хотела всех уничтожить, вот и всё, — голос её, до этого ровный, но тихий, дрогнул, сошел почти до шёпота, — и не различала, что вокруг не только враги.
Отвратительная (но уж какая есть) правда.

— Всё хреново, Максим. Я это знаю.
Если бы она попала всеми шестью снарядами, то Алиса бы не плакала сегодня утром у неё на плече, обнимая так, словно всё случившееся было её, а не Тины, виной. Алисы бы не стало. Как могло не стать и Авроры, если бы что-то (возможно, всего-лишь случайность), не положило этому безумию конец.
Безумие.
Хорошее слово, но, кажется, не подходящее. Потому что сейчас Тина очень даже адекватна и в своём уме.
Ей не по себе от произошедшего и страшно. И она пытается хотя бы примириться с тем фактом, что это просто взяло и случилось именно с ней. Только не совсем понятно, как с этим знанием дальше жить.
— В этом есть изрядная доля цинизма, что “Щит Порвенира” бьёт по своим… —  тихо и горько. Всё это – горько.
Прямо как пепел.

+4

7

Максим слушал Тину внимательно, следя не только за тем, что и как она произносит, но и за изменениями на её лице. Со стороны это выглядело так, словно он пытался разглядеть какой-то только ему известный миниатюрный узор на девушке, и был при этом полностью сосредоточен только на этом. Строгий пронзительный взгляд и никаких эмоций внешне.

Слова парня об «неприятном инциденте» словно загоняют девушку в некое подобие транса. Стало непонятно, слушает она Гаунта или закрылась в неких своих размышлениях. Как только он даёт ей минутную передышку, «Нагато» смотрит прямо ему в глаза, словно пытаясь найти в парне некий отклик. Но Максим уже не был в состоянии дать девушке то, что ей было нужно. Его ментальные шестерёнки закрутились, отсеивая все ненужные всплески эмоций. Он занимался не психологической поддержкой, а простым анализом, исключая какую-либо эмпатию со своей стороны. Однако Йота очень просто и непринуждённо сбывает весь этот процесс одним простым вопросом: «А Винсент… С Винсентом разве всё хорошо»?

На секунду парень впадает в ступор с застывшим на его лицо удивлением. Он не знает ответа на этот вопрос, поскольку даже не задумывался о том, что с Локхартом может быть что-то не так. В понимании крейсера этот «Нагато-в-отставке» был чуть ли не суперменом, способным выбраться из любой передряги живым и часто почти невредимым. Гибралтар же он пережил. Но Максим не удосужился проверить, всё ли с его другом в порядке, особенно после налёта глубинных на командный центр. В мысленном списке дел составление отчёта резко сдвинулось с приоритетной позиции куда-то в сторону, а во главе списка стала задача «Узнать, что с Винсентом».

Благо, Тина продолжает свой рассказ и «Горький» продолжает внимательно её слушать, но теперь его больше беспокоят не столько сухие факты, сколько состояние сидящего перед ним ядра. Сформировать отчёт парень всегда успеет, у него явно к этому был талант, а вот помочь соратнице хоть немного, но собраться с силами, получается не всегда. Сейчас же, пока её адмирала рядом нет, Максим ощущал некую ответственность за Йоту. Всё же, он был с ней в этом бою, а это что-то уже да значит.

Она говорит о начале боя, о приказах адмирала и том, как глубинный пошел на таран… Взрыв, который последовал за этом, Гаунт помнил очень хорошо. Тогда он не мог позволить себе испытывать страх или ужас по этому поводу, тогда Максим отогнал все свои эмоции, концентрируюсь исключительно на фактах. Сейчас же это воспоминание пробирало до костей. Но после этого линкор не пошел на дно. «Нагато» говорит, что за этим последовала мгла, некий провал между взрывом и эвакуацией, но затем она вспоминает, что «Горький» тоже был там. Если бы после тарана она потеряла сознание, то этот факт был бы ей неизвестен. Однако, парень не зацикливается на этом, ведь куда  важнее было подобрать правильные слова. Девушка понимает, что оказалась в очень хреновой позиции, это явно давит на неё, ведь ей дано имя «Щит Порвенира», а она задела кого-то из «своих». Сказать что-нибудь, что тут же убрало все душевные терзания Тины, он не мог. Не знал парень таких слов, но и молчать было нельзя. Максим аккуратно положил левую руку на плечо девушки, словно давал ей некий материальный якорь, на котором можно было сосредоточиться, и после заговорил, совершенно иным, низким и спокойным голосом, который обычно слышат дети, когда их родители успокаивают их.

- Да, выглядело всё это со стороны так, что уже не забудешь. Ты прости меня, я перестал толком следить за тобой после взрыва, поскольку посчитал, что есть задачи, с которыми стоит разобраться раньше. – Взгляд у парня немного смягчился, он уже не пытался, что выискивать на лице у «Нагато». – Но нечто очень важно от меня всё это время не ускользало – даже в том состоянии ты оттянула на себя почти все силы глубинных. Это прозвучит странно, да, но ты действительно стала нашим «Щитом».

Для Максима это было именно так. Пока «Нагато» неумолимо двигалась  к только ей известной цели, глубинные на время забыли про остальных ядер.  Пожалуй, именно на этом моменте он и сделает некоторый акцент в своём отчёте.

- Так что просьба у меня к тебе сейчас будет только одна – не вини себя во всех бедах этого утра, хорошо? Хоть у нас и есть стальная оболочка с кучей орудий и тому подобным, мы всё ещё остаёмся людьми, а это значит, что нам всегда есть куда стремиться, чтобы стать лучше.

+4

8

Почувствовав прикосновение к плечу, Тина повернула голову, встретилась с Максимом взглядами. Есть жесты, которые трактовать очень просто. Так же просто, как и успокаивающие, низкие интонации голоса: “не переживай, ничего страшного не случилось” или “не бойся, всё не так ужасно, как кажется”.
Произошедшее пугает, но самим фактом случившегося. Последствия, которые не должны будут заставить себя ждать, больше тяготят неизвестностью. А вот что по-настоящему страшно, так это оставаться теперь наедине с самой собой. Что-то изменилось, но Тина не может понять – что именно. 
Однажды, заснеженным порвенирским зимним вечером, они строили в одной из общих гостиных общежития карточный домик. Убрали с низкого столика, стоявшего перед диваном, всё лишнее, пили горячий какао, фоном слушали “Байки из склепа” и возводили его, карта за картой, вверх. Они знали, что он не проживет долго и спорили на дурацкие и сумасбродные желания, в какой из моментов он рухнет. А когда это случилось — смеялись. И Йота чувствовала себя сейчас так, словно что-то в ней сломалось с той же лёгкостью, как карточный домик из того далёкого вечера. Только это что-то поважнее будет, чем то глупое развлечение.
То, что говорит Максим, почему-то давит, хотя должно бы стать поддержкой для неё. Она понимает, пожалуй, к чему он говорит сейчас именно эти слова, но чувствует прямо противоположное. Никакой она больше не “щит”. И никого не может спасти. Никому не способна помочь. И, скорее всего, поведение Глубинных было не более, чем случайностью. А если и нет, то какая разница? Нагато свои действия объяснить не может (она заберёт их всех с собой?), что уж говорить о противнике.
— Во всех и не буду, — отзывается Нагато, но почти безэмоционально и глухо.  — Только в том, что чуть не убила двух девочек.
У Тины в голове просто не укладывается ни под каким углом, что она действительно могла это сделать. Она же… не такая, верно? Ей бы очень хотелось с уверенностью заявить, что это не про неё, что её там, в ту минуту, и не было вовсе. Но всё это враньё.
Чистая ложь.
И попытки найти объяснение произошедшему больше напоминают поиск отговорок и от этого только хуже.
— Это всё не о том. Это ведь не ошибка, которую можно осмыслить и подумать, что сделать, чтобы не допустить повторения в будущем.
Если случилось однажды, значит, может и повториться?  Думать об этом, даже на уровне предположений, не хочется. Но в любом случае, скорее всего, это конец. Чуть более быстрый, чем она ожидала.
— Не думала, что служба закончится как-то… так.

+4


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » 15.07.2025, Поговорим о погоде?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC