Striking Distance

Объявление


СЮЖЕТ ПРАВИЛА ИНФОРМАЦИЯ О МИРЕ СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИ ГОСТЕВАЯ ШАБЛОН АНКЕТЫ

03.12.2018 С обновлением нас!

09.11.2018 Всё ещё ведём работу над глобальным апдейтом, пока замечательные и любимые игроки пишут посты. Спасибо им за это!

25.10.2018 Зачем нужны новости, если можно просто заглянуть в игровой раздел?

22.10.2018 Внезапное возвращение в строй (или, быть может, лучше сказать "перерождение"?). Годы идут, но одно останется неизменным всегда: Нянято никогда не будет уметь писать новости.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » [FB] 13.04.2025, welcome "home"


[FB] 13.04.2025, welcome "home"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/0I9OQil.gif

1. Дата и время старта:
13 апреля 2025, время уже за шесть вечера, фактически сразу после ужина.

2. Погода:
+15, облачно, крапает небольшой прохладный весенний дождь.

3. Задействованные персонажи:
М-171, Винсент фон Локхарт.

4. Место действия:
Женское общежитие, комната М-171. Обстановка - на усмотрение подлодки.

5. Игровая ситуация:
Не успел Винсент толком оценить внесение в свою флотилию одного проблемного корабля, как после позднего обеда он получил новые директивы. И заключались они в пухлой пачке документов, новом досье с черными полосами и приказом донести полученную информацию до М-171, тип Йота. Незамедлительно. Проблема заключалась только в том, что время подходило уже к ужину Ядер, а значит, ему придется искать девушку непосредственно в женском общежитии - с закатом солнца.

6. Очередность отписи:
М-171, Винсент фон Локхарт.

0

2

Примерный дизайн комнаты

http://s8.uploads.ru/eJcLo.png

Как-то раз у Малютки была соседка.

"Была", правда, не от того, что с ней сделалось что-то ужасное - честно-честно, - но потому, что та, в конечном итоге, съехала.

Малютка не знает, почему именно: они почти не общались, и светловолосая даже не уверена, что правильно помнит её имя. Не было никаких скандалов, криков, ссор - просто в один-прекрасный день девушка собрала свои вещи и - уехала. На Центральной Базе подлодка её тоже больше не видела, в общем-то. Может, закончился срок службы? Кто знает.

В любом случае, Один-Семь-Один едва ли горевала. Просто приняла как данное. Ну, знаете: сегодня соседка есть, завтра нету...

Больше подселять к Малютке никого не стали. Последняя не знала, к счастью это или не очень. Наверное, всё-таки да.

Она быстро переоборудовала комнату под одного, хотя и личных вещей у неё было не то чтобы очень много. Зато позволила себе передвинуть кровать - вот этими самыми ручками! - параллельно входной двери. Сразу стало как будто бы больше места.

Малютка, если честно, никогда не имела интереса осуществлять приём пищи вместе со всеми остальными жителями Центральной, и иногда позволяла себе и вовсе пропустить ужин-другой, отдавая предпочтение за пазуху спрятанным бутербродом и импровизированной чайной церемонией (Малютка также надеялась, что, покуда и живёт она одна, никто не заметит пронесённого в комнату чайничка и набора для "чайовничества" (кстати, откуда она его вообще достала?) и не будет её за это дисциплинарно наказывать).

Как бы то ни было, в этот раз ничего съестного на руках у Сто Семьдесят Первой не было, и приходилось мириться с мыслью о скором выходе на люди к людям и с людьми. А для этого придётся хоть как-то, да привести себя в порядок.

Но если вы решили, что для Малютки, как и любой другой девушки-подростка, сложнее всего определиться с нарядом, вы ошиблись.

Наиболее сложные отношения у Малютки с ленточками. Или, может, собственным перфекционизмом. Потому что, чёрт возьми, правильно повязать жалкий кусок ткани получается далеко не всегда и не сразу.

+1

3

Винсент был голоден. Он шел к женскому общежитию быстрым шагом, держась одной рукой за урчащий живот, а другой – прижимая к груди очередную толстую папку с досье, выписками и рапортами других адмиралов. Мелкий дождь слегка выводил из себя, но особых неприятностей не доставлял. Пока. Куда больше его беспокоило другое.

Поздний обед был не только прерван, но еще и безжалостно испорчен очередным приказом начальства. Мало того, ему еще и придется теперь идти в женское общежитие, дабы незамедлительно передать новые инструкции новому кораблику, а время ужина – а значит, и последнего шанса достать еды – плавно подходило к концу. Адмирала ни капли не прельщала идея засыпать сегодня голодным, потому ему нужно было или утащить девочку с собой, либо быстро разобраться на месте. Последнее же было определенно не в его стиле, а значит, ему нужно было всеми правдами и не правдами вытащить бедняжку на люди и отвести в полупустую столовку.

А что еще было забавно? "Опять черные полоски в досье... Вы что, издеваетесь?!" Хотелось зареветь как дикий зверь и начать наворачивать круги. О. Или еще лучше. Сожрать все бумажки в руках. А потом оправдываться перед начальством, что его собака съела.   

Вскоре показалось женское общежитие. В свою верность корабликом, он сюда практически не приходил, разве что для поиска Нянято. Сейчас же он сюда шел с другой, вполне конкретной целью.

Путь до комнаты был... Немного пугающим, что ли? Ему казалось, что все девушки кампуса смотрели на него то ли не с самым приятным взглядом, то ли с банальным любопытством. Кто-то видимо пытался даже подойти, но замечая адмиральскую форму, отдалялся назад. А может ему просто так казалось? В любом случае, на некоторое время голод был успешно подавлен, а все мысли концентрировались на желании добраться в комнату М-171 как можно быстрее.

И он это сделал!

Винсент быстро отряхнул со своей формы капли дождя и постучал в дверь, добавляя:

- М-171! Это адмирал. Я могу войти?

И, выждав несколько секунд (или прямого ответа), попытался дернуть ручку и войти внутрь.

0

4

Чтоб вы понимали: пока Малютка не остаётся удовлетворена своим конским хвостом (от двух аккуратных косичек всё же приходится отказаться), подвязанным узлом аккуратной тугой ленточки (от бантиков, впрочем, тоже), она даже не берётся за одежду. Так и восседает в одном лишь нижнем белье (к чести сказать: спортивном, с шортиками такими и полумаечным верхом, - но тем не менее), пока не обращает внимание на часы и не ловит себя на мысли, что, в общем-то, пора бы уже выдвигаться, а не вот это вот всё. Иначе - попросту не успеет.

И только Сто Семьдесят Первая собирается взять в руки ближайшее платьице, выдвинув свой скромный полупустой вещевой ящик из-под кровати, как звучным эхом раздаётся стук в дверь. Малютка мешкается и удивлённо оглядывается на парадную - к ней гости захаживают нечасто, - так что и к глухому голосу, поясняющему свою личность, прислушивается с некоей заинтересованностью.

"Это адмирал", впрочем, почти весь интерес убивает - не иначе как очередной приказ на назначение на патруль или лечебные процедуры.

Малютка честно пытается встретить гостя при всём параде - но путается в складках ткани, а потом слышит настойчивый скрежет замка в чьей-то попытке зайти (никто не запрещал несчастным детям закрываться в своих комнатах хотя бы в момент переодевания), - но Малютка, наверное, просто слишком устала за день, слишком сильно хочет есть и при этом не хочет выходить в люди, - так что так и подходит к двери без цивильной одежды на себе. Да и чего стесняться? Она ведь, в конце концов, не голая, да и кастомный боевой вариант сьюта, который она надевает всякий раз при выходе в море на мехе, сказать честно, мало чем отличается от вот этого вот всего - ну, может, меньше голых участков кожи и из-за этого многочисленных шрамов не видно, - но "подлодка" на эту тему имеет меньше комплексов, чем кажется.

И, да, не имеет никакого значения, адмирал это или всего лишь девочка-пилот из соседней комнаты. Малютке совсем-совсем не стыдно - и она открывает дверь в свою комнату достаточно широко, чтобы её "посетитель" увидел все "прелести холостяцкой девичьей жизни" и при этом не мог воспринять это, как приглашение зайти - нет же смысла растягивать процедуру рапортировки, верно?

- Эм-Один-Семь-Один, Йота-тип. - Выражение лица девушки остаётся максимально невозмутимо спокойным. Кто-то, проходящий мимо за спиной адмирала, ещё очень странно оглядывается на сложившуюся картинку, но Малютка едва ли придаёт этому значение. Она не злится, не смущается - просто так и стоит, и смотрит на юношу перед собой с максимально ровным лицом. Складывает, правда, руки "стопочкой", несмотря на оставшееся в одной из рук платье, ощущая лёгкое движение воздуха от появившегося "сквозняка" и пробежавшейся от того волны мурашек по спине, но не более. - Чем могу быть полезной, адмирал?

+1

5

Разумеется, дверь была закрыта с другой стороны. Винсент же не был героем аниме или манги, где при подобных условиях она чаще всего оставалось открытой и горе протагонист смел лицезреть неприкрытые части тела очередной девицы, верно?

Адмирал различал за дверью какой-то шорох, который время от времени перебивался недовольным урчанием собственного желудка. Определенно, нужная ему девушка находится по ту сторону двери и спешить не выходила. Может, была в душе? Нет звука воды. Возможно, наводит порядок в комнате или одевается? Версия кажется логичной и обоснованной. Подгонять ее криками или рваться в дверь было бессмысленно. Запугивать или врываться в ее комнату не было ни смысла, ни желания, так что облокотившись на противоположную стену – он спокойно ждал, подавляя свой голод, время от времени ловя на себя взгляды других девушек, которые возвращались с ужина. Винсент им легонько завидовал.

Когда со стороны двери раздался характерный звук открывающейся защелки, Локхарт чуть ли не моментально сократил расстояние и в момент, когда она широко открылась, адмирал был тут как тут, в своей обычной белой форме, с папкой в руке и со слегка кислым (от голода) лицом. Ну хоть живот больше не урчал.

Разумеется, его взгляд зацепился за Ядро. Да, это «проблемная» Эм-Один-Семь-Один. Рост невысокий, слегка тощая, одета крайне фривольна, но в допустимых пределах. Выглядит младше своего возраста: ей не дашь больше четырнадцати, хотя по документам ей уже стукнуло семнадцать. Забавно, но отчасти она ему напоминала куклу – миниатюрную, небольшую, с потускневшими глазами и спокойным выражением лица. Причем, куклу сломанную: в ее теле он не был заинтересован, но ненароком его взгляд все же зацепился за открытые участки тела, на многих из которых виднелись шрамы. В груди у него заклокотало от гнева, который он с трудом подавил. Снова чертовы следы от повреждений. Сперва Нагато, потом Чапаев, а теперь вот и она.

Итак, он стоит в коридоре, она – по другую сторону. Между ними небольшое пустое пространство и легкий сквознячок, а сзади проходит удивленная девушка: такая сцена как минимум вызывала интерес.

- Винсент фон Локхарт, контр-адмирал. Приятно с тобой познакомиться, Силья. Задам вопрос, на который хочу услышать ответ прямо сейчас: ты ужинала? - Поинтересовался Винсент, чуть продвигаясь вперед и стараясь сократить расстояние для того, чтобы убрать источник сквозняка. - В общем, одевайся. Дело требует некоторого времени, так что проведем его в неформальной обстановке за чашечкой горячего, как сам ад, киселя и позавчерашнего завтрака, который теперь у нас в качестве ужина. Шутка. - Локхарт улыбнулся и затем тихим неуверенным шепотом добавил: - Наверное.

0

6

Малютку передёргивает - и это даже невооружённым глазом можно заметить.

"Силья". Давно её так не называли.

Обычно, когда зачисляешься на службу, твоё настоящее имя отходит на далёкий формальный задний план и фигурирует только в адмиралтейских бумажках типа досье. Дай боже кто-то между Ядер называет друг друга по ещё не до конца утерянным именам, но в остальном - ты становишься воплощением стальных пластин своей мехи, несёшь, как следствие, в массы и её "позывное". Понятие "личность" в отношении пилота в ОВМС перестаёт, так или иначе, существовать - как бы люди, стоящие во главе, ни пытались все это отрицать, громко говоря разные умные слова в отношении своих "подопечных", - например "индивидуально-личностный подход". Ну глупость же какая-то, честное слово. Глубинные не выбирают своих "жертв" из расово-культурной, возрастной или половой принадлежности, что уж говорить о каких-то личных характеристиках.

Так что Малютка сразу подозревает в отношении этого странного, невесть откуда взявшегося Винсента фон Локхарта, знающего её имя и почему-то гордо это демонстрирующего, что-то неладное. Ещё и предложение обсудить какие-то вопросы за ужином, совсем финиш! Списать со службы, что ли, собираются?..

Малютка, впрочем, не задаёт никаких вопросов в этой ситуации. Задавала бы Дюбуа, но на данный момент Малютка всего лишь "Малютка". Она даже шутки, кажется, не замечает - шумно выдыхает, опуская взгляд, выдаёт кроткое "минуту" и скрывается снова за дверью. Выуживает из дна ящика наряд попроще ранее выбранного (свободное светлое платье сменяется более строгим и с накрахмаленным воротником, где перед - белый, а задняя половина платья - чёрная), быстро на себя его натягивает да возвращается к гостю, оставленного у порога, сразу перешагивая за пределы собственного обиталища, негласно готовая выдвигаться. Почти что за обозначенную минуту, точнее, пять-семь таких, но едва ли больше. Потом только вспоминает, что, правда, так и не ответила на заданный главный вопрос контр-адмирала: а был ли ужин? Надо бы теперь как-то объясниться.

- Я и так планировала отправиться сейчас в столовую на общий ужин. Едва ли что-то потеряю, ответив на несколько ваших вопросов, контр-адмирал. - Чуть-чуть помешкав, всё же выдала Малютка, обозначая своё согласие.

+1

7

Настоящие имена – больная тема для многих подростков. Винсент прекрасно знал о правилах и традициях, что царили в ОВМС, и с таким же удовольствием их нарушал с самого начала своего пребывания в этой организации. Еще будучи малолетним ядром без корабля, он называл всех поименно, так как привыкнуть к названию моделей было сложно. Конечно, не все спешили раскрываться, потому иногда приходилось ограничиваться прозвищами – довольно скверными, глупыми, не слишком интересными или наоборот словно упавшими с потолка.

Время шло.

Привычки Винсента почти не поменялись. Он мог называть Ядра как по имени, так и по названию корабля. Последнее было редкостью и как правило перед начальством, дабы сохранять лицо. Как не странно, последнее у него прекрасно получалось.

Дюбуа вздохнула. Еще бы! Наверняка ей в первый раз попадается адмирал, с ходу предлагающий ей поужинать, пусть даже и в местной столовке. Отнестись к этому равнодушно сложно и Вини прекрасно это понимал. Кинув короткое «минутку», девочка вновь закрыла дверь, а Винсент вернулся обратно к излюбленной стенке и облокотился, ожидая ее нового выхода. «Интересно, ее ответ можно расценивать как «да? Будем считать, что я ее понял правильно». Но, конечно же, на деле ни о какой минутке речи не шло. Прошло уже пять, а ее все не было. Что-то такое и следовало ожидать, верно?

Через семь с половиной минут дверь открылась, и Малютка предстала перед Локхартом в симпатичном и одновременно простеньком двухцветном платье. Хотя для него – смыслящего в женских шмотках примерно также, как первоклашка в ядерной физике – любой наряд мог показаться симпатичным.

Тут же она сообщает запоздалый ответ. Не суть важно, ведь Винсент у себя в голове уже принял один единственный ответ и если бы Эмка ему ответила отказом, он все равно настоял о ее присутствии. К счастью, этого делать не пришлось.

- Отлично. Идем.

Встав по правую руку от бедняжки, Винсент коротко кивнул и направился самым прямой дорогой к столовке.

- О, и у тебя великолепный наряд.

***

В общей столовой почти никого не осталось. Большая часть столиков была уже свободна, а местные работники кухни начали убирать некоторые блюда. Можно сказать, им повезло - еще бы минут десять и пришлось бы питаться солнечными лучами да чистым морским воздухом. Подталкивая взглядом (ну не руками же!) девушку к местным шведским столам, Винсент и сам, спокойно и размеренно, словно его уже не беспокоил голод, начал набирать себе обед и ужин. Овощной салат, две порции сырного супа, двойная порция картофельного пюре с маслом, поджаристая печень курицы со сметанным соусом, четыре куска хлеба, два стакана апельсинового сока из пакетиков (фреш уже закончился). Несмотря на брошенную им шутку, еда на Центральной Базе была очень вкусной и ни шла ни в какое сравнение с обычными армейскими столовками.

Выбрав столик в тихом углу и дождавшись Дюбуа, Винсент водрузил поднос на стол и, недолго думая, занял один из стульев, предусмотрительно оставив папку с документами на другом.

Настало время серьезных разговоров.

- Во-первых, приятного аппетита. – Видит бог, он держал себя в руках. Еда стояла прямо перед ним, но он с честью и доблестью выполнял свой долг адмирала, буравя поднос, но не трогая его! Однако, сейчас Винс поднял глаза и смотрел прямо на Малютку. - Во-вторых... Силья, позволь мне еще раз представиться. Винсент фон Локхарт, контр адмирал пятьсот первой флотилии. С этого дня ты переходишь под мое непосредственное командование и, как ясно из моих слов, становишься частью этой флотилии. Поздравляю.

Договорив, адмирал чуть ли не мгновенно преступил к поеданию овощного салата, явно довольный собой. Конечно же, это было далеко не все, что он хотел сказать, но чувство голода уж слишком давит на его рассудок.

+1

8

Можно сказать, Малютка пропустила мимо ушей неловко втиснувшийся в их разговор комплимент — платье как платье, ничего сверхпрекрасного, чтобы столько внимания ему уделять, — так что весь последующий путь двоица проделали молча.

Столовая в это время уже пустовала — лишь дежурные да повара скользили меж столов, да такие, как она сама с этим адмиралом — максимально флегматичные — продолжали трапезничать в дальних углах помещения, параллельно созерцая суету младших Ядер за большими и просторными окнами. Сказать честно, Сто Семьдесят Первая сама бы сейчас не отказалась заняться примерно тем же, нежели находиться в компании адмирала, но что поделать...

Собственно, право выбора места для грядущего "обежина" Малютка предоставила этому самому адмиралу, потому и пропустила вперёд с пустым подносом к раздаточной. Параллельно размеренно разглядывая оставшиеся из всего обилия изначальных блюд, даже диву далась: она, конечно, слышала, что "путь к сердцу мужчины живёт через его желудок" и "мальчикам требуется больше питательных веществ, чем девочкам", но чтоб настолько... Впрочем, девушка почти сразу поспешила откинуть эти мысли — не её ведь, в конце концов, дело.

Но поддавшись то ли чужому примеру, то ли накопившемуся голодному искушению, всё же подложила к своему вполне типичному обеду, в этот раз состоящему из двух онигири и овощной салатной плашки, нехарактерные два имбирных печенья и какой-то там злаково-фруктовый батончик. Из напитков Малютка взяла компот, на послеобедение, чтобы разогнать излишне сладкое послевкусие — баночку минералки.

Расположившись напротив Винсента, девушка не спешила приниматься за еду: она, сложив перед лицом ладони домиком, долго и выжидающе смотрела сначала на отложенную в сторону папку с документами, затем — куда-то в район подбородка-шеи-ключицы своего собеседника.

Видимо, юноша, по впечатлениям самой Малютки буквально только-только заступивший на службу, ожидал какой-то особенной реакции со стороны собеседницы, раз так старательно обхаживал её всеми этими поздравлениями и пожеланиями... Но Малютка даже не шелохнулась. Только то и дело сжимаемые-разжимаемые пальцы выдавали то, как она пытается успокоиться хотя бы на каком-то примитивном, мышечном уровне (она знала, к чему всё это медленно, но верно пойдёт).

Малютка, следуя примеру теперешнего, как оказалось, своего адмирала, взяла в руки один из рисовых треугольников, готовая вот-вот приступить к трапезе, — но решила, что перед этим будет правильно отреагировать на происходящее между ними максимально честно и искренне. Искренность же девушки в данном случае измерялась смирением.

— Приказ понят, контр-адмирал Винсент фон Локхарт. Надеюсь на успешное сотрудничество, — её голос сквозил какой-то усталой апатией, и Малютка даже шумно выдохнула прежде, чем продолжить. — Но давайте честно: ваша мнимая заботливость здесь не очень уместна. В конце концов, оба мы знаем, сколько мне лет, и зачем вообще мы сюда пришли, — и кивнула, прежде чем откусить небольшой кусочек от онигири, в сторону стула, на котором лежала папка с документами. — Я вас внимательно слушаю.

+1

9

Винсенту с легкой неохотой пришлось остановиться от уничтожения вкусных продовольственных запасов ОВМС. На душе стало немного грустно из-за прерванного ужина, но что уж тут поделать, верно? Обязанности были превыше всего и даже дикий голод не помеха! Быстро прожевав последнюю помидорку, он с ленцой отложил вилку в сторону и отодвинул тарелку от себя подальше - не искушая свой разум желанием есть и говорить одновременно.

- Как и я, Силья. Надеюсь, ты быстро подружишься с другими членами флотилии, даром что их не так много на данный момент. Позже, в удобное для всех время, я тебя всем представлю и познакомлю. Может, ты даже знаешь кого-то из них. - Локхарт искренне улыбнулся Малютке. Нет, он не планировал своими действиями ничего плохого. Все его поступки и были от самого сердца, хоть и казались несколько навязанными с его стороны. - Надеюсь, у тебя с этим не возникнет проблем? - На всякий случай он еще и поинтересовался ее мнением. Мало ли, вдруг это окажется ли это неприятной новостью для подлодки? Не то чтобы она имела в обычном случае отказаться от его предложения, но это же Винсент! Если она попросит, то имеет все шансы получить другой желаемый вариант - или нет.

- Мнимая забота? Ну, Сильвия, если тебе так удобно, то можешь считать мою заботу именно такой. - Локхарт не стал сопротивляться, биться и в истерике доказывать что он "не такой". Словами все равно ничего не достигнуть, тут нужны действия. Пусть она пока считает так, как ей хочется, но со временем она сможет изменить свой взгляд - по крайней мере, так бы хотелось верить самому адмиралу.

"Жаль, что в свои шестнадцать лет, она считает искренность и заботу чем-то неестественным и фальшивым. В некоторых аспектах политика ОВМС по отношению к нам все еще через чур выходит за рамки нормального... И вряд ли измениться в будущем, если ничего не предпринять."

Однако дальнейшие слова Эмки завели того в тупик. "Что? Зачем мы сюда пришли?" Винсент задумался над последними словами, да так, что не заметил как машинально почесал подбородок. Стопка документов представляла из себя личное дело, с которым парень в кратце ознакомился и не нашел ничего такого, кроме ОЧЕРЕДНЫХ черных строчек в документе, не предназначенных для его низкого уровня доступа. И сюда он принес его только по той причине, что не успел заскочить в общежитие и оставить в комнате. Для него папка не имела никакого сакрального смысла - чего не скажешь по поведению Малютки.

- И зачем же? - Искренне поинтересовался Винсент пододвигаясь чуть вперед.

0


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » [FB] 13.04.2025, welcome "home"