Striking Distance

Объявление


СЮЖЕТ ПРАВИЛА ИНФОРМАЦИЯ О МИРЕ СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ НУЖНЫЕ ПЕРСОНАЖИ ГОСТЕВАЯ ШАБЛОН АНКЕТЫ

03.12.2018 С обновлением нас!

09.11.2018 Всё ещё ведём работу над глобальным апдейтом, пока замечательные и любимые игроки пишут посты. Спасибо им за это!

25.10.2018 Зачем нужны новости, если можно просто заглянуть в игровой раздел?

22.10.2018 Внезапное возвращение в строй (или, быть может, лучше сказать "перерождение"?). Годы идут, но одно останется неизменным всегда: Нянято никогда не будет уметь писать новости.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » 03.06.2026. Мы помним Гибралтар.


03.06.2026. Мы помним Гибралтар.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата и время старта: 3 июня 2025, вторая половина дня, ближе к вечеру
2. Погода: за окном мелкий дождь, который скоро станет настоящим ливнем, но в помещении кондиционер поддерживает приятную прохладу.
3. Задействованные персонажи: Suffolk, Lev Berezovich
4. Место действия: кабинет Льва
5. Игровая ситуация: Что будет, если девушка, потерявшая самого близкого человека узнает, кто виновен в его смерти? Что случится, если мужчине, потерявшему семью, напомнят об этом? Что если мы снова вспомним трагедию, о которой старались забыть? Каким-то образом Саффолк-гамма узнала, у кого служил её брат, и скоро все эти вопросы получат ответы. Хотим мы того или нет.
6. Очередность отписи: Suffolk, Lev Berezovich

0

2

В любой военной или околовоенной организации  бывает очень сложно получить нужную информацию. Даже если ты сотрудник этой организации. Даже если ты идешь информацию о своих родственниках. Особенно, если ты ищешь информацию о своих родственниках. Особенно в организации вроде ОВМС. Саффолк-гамма, известная так же как Алиса Кроули, столкнулась с этим в самом начале службы, когда пыталась разузнать что-нибудь о своём брате, ставшем Ядром за несколько лет до неё. И затем столкнулась с этим снова, когда пыталась узнать хоть что-нибудь о его смерти в битве за Гибралтар. Долгое время единственная информация, которой располагала Алиса, происходила из писем брата, сейчас бережно хранимых в отдельной коробочке. Артур писал о своей флотилии, о своих операциях и о своём адмирале. Не слишком много, но всё же больше, чем мог бы написать домой. И всё же, в каждом письме аккуратный, практически каллиграфический почерк дорогого брата был разбавлен жирными следами чёрного маркера, нещадно вымарывавшего имена, места и даты. Вчера всё изменилось. В результате невероятной череды случайностей и совпадений, достойных приключенческого романа, девушка узнала фамилию адмирала, у которого служил Артур. И что самое невероятное, он служил здесь, на Главной Базе. Саффолк пару раз видела адмирала Берёзовича, и он производил впечатление сурового, и даже жестокого человека. С таким не хотелось вступать в конфликт, но он был тем, кто мог рассказать девушке всю правду. Он был тем, кто виновен во всём произошедшем, и должен был рассказать ей всё. После долгих раздумий и сомнений, девушка наконец решилась, и сейчас она стоит на углу коридора с видом на кабинет адмирала. Дверь открывается и из кабинета выходит один из техников. Последний посетитель, если она правильно помнит. Подождав ещё пару минут, Алиса подходит в двери, замирает на секунду в сомнениях и входит внутрь.
- Саффолк-гамма, адмирал. – Девушка становится по стойке смирно и отдаёт честь. Как и положено по уставу. Заодно убеждаясь, что в кабинете больше никого нет. – Я служу в другой флотилии, но нам определённо нужно поговорить. – Девушка закрывает дверь, подходит к столу и кладёт перед адмиралом фотографию юноши в парадной форме ОВМС на фоне крупной мехи. Фотографию Артура и его Арк Рояля. – Нам определённо стоит поговорить о Гибралтаре. -  Итак не слишком уверенный голос девушки дрогнул ещё сильнее.

+3

3

Розовеющим предвестником заката, солнечный свет падали на стол Льва, освещая те немногие бумаги, что предстояло подписать и заполнить. Напротив него, у стола стоял один из представителей технического отдела, чьё имя адмирал постоянно забывал, но для работы оно и не требовалось, в отличии от присутствия этого человека. После событий с Нюрнберг с прошлой недели, он занимался бумагомаранием уже несколько дней, и для финальных штрихов требовались технические заключения, которые гость как раз и зачитывал из принесенной им папки.
Лев не любил переписывать с бумаги на бумагу. На слух информация воспринималась проще.
Наконец, гость покинул комнату, а Лев приступил к завершению своей работы. Скрупулезный это труд - выводить строки административных документов строка за строкой, а все для того, чтобы вернуться наконец в строй и перестать быть "тем самым стариком, который детишек пугает".
Работу прервал звук открывающейся двери. Лев бросил взгляд на наручные часы, чтобы убедиться, что встреч на это время у него запланировано не было. Значит гость незваный, и если это не сам адмирал флота, то любой разговор можно перенести на завтра...
С этой мыслью Лев поднял взгляд, и просьба-приказ побеспокоить его в другое время застряла в горле. Слова представления просвистели мимо ушей, а девушка, так напоминавшая ему кое-кого, тем временем подходит, не обращая внимания на нервно колеблющееся веко адмирала, и оставляет что-то на столе. Одного взгляда достаточно, чтобы адмирал понял, откуда это феноменальное сходство. Как же они похожи...
Выслушав слова девушки, просьбу, не подразумевавшую отказа, Лев вздохнул, аккуратно надел на шариковую ручку колпачок и положил её на стол, рядом с отложенными документами, так и не дождавшимися своего завершения. Поправив манжеты, он указательным пальцем отодвинул фотографию к посетительнице, и поднял на неё взгляд.
Он не знал, о чем она задумалась, смотря на адмирала, который из только что серьезного и напряженного, стал выглядеть каким-то... рассеянным? Сквозь полуприкрытые веки, Лев глянул на неё последний раз, прежде чем произнести:
-Забирай. И пошла вон из моего кабинета.

+2

4

Ну всё, мне конец. Точно конец. Эта мысль пришла девушке в голову сама собой и казалась теперь совершенно очевидной. Здравствуй, штрафная база. Чёрт, мне ведь крупно повезёт, если после неё меня не спишут на берег. Усилием воли девушка подавила первые признаки паники, но всё-таки заметила, как начинают дрожать руки. Адмирал, тем временем, выглядел странно. Когда я вошла, он выглядел таким грозным, даже величественным, а сейчас… кажется уставшим. Значит, он что-то вспомнил, и это так на него повлияло. Эта мысль как будто придала Алисе уверенности, и, повинуясь порыву, она с силой хлопнула ладонями по столу и попыталась нависнуть над собеседником, что бы выглядеть более серьёзной. При её росте это было непросто, и девушке пришлось встать на цыпочки, благо, что из-за стола этого не было видно.
- Нет. Артур никогда не сдавался, и научил и меня поступать так же.Даже если страшно. Даже если больно. Если чувствуешь, что поступаешь правильно – не смей сдаваться. Артур, ты никогда мне этого не говорил, но всегда сам так поступал. И я верю, что ты хотел бы, чтобы и я поступала так же.И я не уйду, пока не узнаю, что с ним случилось. – голос девушки начал предательски дрожать, но она продолжала. – Я не уйду, пока вы не скажете, что случилось при Гибралтаре! Как умер мой брат?! – Алиса невольно вскрикивает. Кулаки сжимаются в бессильной злобе, комкая лежавшие на столе бумаги. В глазах появляются первые искорки надвигающихся слёз. – Как получилось, что мы даже не смогли его похоронить?!
И это было чистой правдой. Единственным свидетельством смерти Артура Кроули были похоронки. Его тело так и не было найдено, и родителям пришлось хоронить пустой гроб. Похороны, на которых Алиса даже не смогла присутствовать.

+1

5

Кресло отъехало назад, когда Лев вскочил с него, поднимаясь в полный рост, нависая над девушкой подобно скале, недвижимый. Со стороны было видно, как напряжено его тело, как это напряжение вынуждает его вытянуться струной, в любую секунду способной лопнуть.
-Артур никогда не сдавался, поэтому он мёртв, - голос адмирала дрожал, лицо побагровело, накопившиеся усталость и злость, не покидавшие его после встречи с Нюрнберг, переливались через край, грозясь захлестнуть Саффолк с головой.
-Беспрекословное подчинение приказам, верность ОВМС и своему адмиралу - вот убийцы моей флотилии, - звук его тяжелых шагов не гасил даже ковёр, Лев обошел стол, останавливаясь у распахнутого окна, куда уже почти не падал солнечный свет - солнце пряталось за горизонтом, уходя подальше от тяжелого разговора.
-Смотри, вот она, наша братская могила.
Его взгляд скользнул по океанским просторам, по воде, окрашенной в кроваво-алый в цвете заходящего солнца.
-Гибралтар убил нас всех. Меня, мою веру в ОВМС, мою флотилию и твоего брата.
Адмирал поднял руки, провел пальцами по холодному дереву оконных створ, прежде чем захлопнуть их, заставляя дребезжать оконное стекло. Резким движением рук Лев затворил шторы, погружая кабинет в полумрак.
-Если хочешь подробностей, обращайся к адмиралу флота, от меня ты их не дождешься, - адмирал обернулся к Саффолк, бросая в её сторону спокойный взгляд, не верилось, что всего момент назад его трясло от злости и бессилия, -Мертвецы не рассказывают сказок.

+1

6

Когда он заговорил, внутри у Алисы что-то оборвалось. Последние остатки уверенности, последние крупицы решимости и, что самое страшное, последние искорки злости испарились, оставив после себя лишь гнетущую пустоту. Голова девушки безвольно опустилась. Когда адмирал говорил, обходя свои владения и подходя к окну, она даже не смотрела на него. Она просто не могла оторвать глаз от лежащей на столе фотографии. От лица любимого брата. От лица человека, который всегда был рядом, и который больше никогда не вернётся. Алиса сделала то, что сделала бы любая испуганная девушка на её месте. Ещё не осознавая, что происходит, она смотрела, как первые капли падают на ламинированную бумагу, а затем вдох отозвался тихим стоном. Алиса плакала. Тихо всхлипывая роняла слёзы на фотографию брата. Плакала так же, как в тот самый день, когда получила маленький синий бланк с его именем. Настоящая истерика, плач навзрыд и всё остальное будет потом, а сейчас девушка просто роняет слёзы, сотрясаясь всем телом при каждом вдохе.
Артур… Ты всегда шёл вперёд с высоко поднятой головой, а я таскалась за тобой как хвост. Дрожащими руками девушка подбирает фотографию и аккуратно стряхивает с неё капельки слёз. Я не могу быть такой же сильной, как ты. Я подвела тебя. Девушка медленно поворачивается, всё ещё неотрывно глядя на фото. И сейчас мне даже не хватает сил узнать, что же с тобой стало. Сейчас, когда ОН прямо здесь… Громкий хлопок окна и тревожный звон стекла кажутся бесконечно далёкими, как будто доносятся с другого конца света. Я думала, что смогу, но я такая дура… Ноги девушки подкашиваются, и она резко садится на пол, невольно опираясь спиной о стол. Всё ещё нежно сжимая в руках кусочек ламинированной памяти, она упирает лицо в колени и перестаёт сдерживать слёзы. Прости. Я подвела тебя, Артур. Прости меня…
- Прости…

0

7

Обернувшись к Саффолк, адмирал совершенно не ожидал увидеть перед собой сжавшуюся у ножки стола девушку, заливающуюся слезами. Всего на мгновение, но это ввело его в ступор. Но мгновения было мало, чтобы разжалобить его. Он уже чуть было не сорвался на предыдущем визите Ядра в его кабинет и напрасно дал волю эмоциям в начале этой встречи. Больше такого не повторится.
-Послушай, - адмирал опустился на колено, положив руку на плечо Саффолк. Подбадривающий жест, казалось бы, если бы только Льву не было нужнее привлечь к себе внимание, а не проявить симпатию.
-Мне жаль. Твой брат был достойным человеком и великолепным бойцом. Я понимаю, что его потеря для тебя была ударом. Но ты справилась с этим и смогла пойти по его стопам, что похвально.
Убедившись, что Саффолк отзывается на его слова, он помог ей подняться.
-Чего я не понимаю, так это почему его сестра позволяет себе врываться в кабинет адмирала в неустановленное по уставу время, руководствуясь собственным эгоизмом и идти наперекор прямому приказу покинуть помещение.
Холодный тон, суровые, но справедливые слова. Несмотря на уважение к почившим, Лев не собирался церемониться с тем, кто не соизволит даже уважать правила, а Ядрам полагалось соблюдать субординацию при любых обстоятельствах, какими бы особенными они себя не считали. В конце-концов, даже его дочь вела себя подобающе.
-Если тебе будет легче, ударь меня, - вздохнув, Лев предоставил Саффолк свою последнюю толику жалости, болезненная ностальгия сделала своё, -Конечно же, я не освобождаю тебя от последствий.
Нападение на адмирала считалось серьезным нарушением, несмотря на причиняемый нападением ущерб, это начинающим Ядрам вбивали в голову с первых дней подготовки. Лишать Саффолк жизненного урока в связи с минутной слабостью Лев не намеревался, как бы жалостливо она не выглядела.

+2

8

Алиса плакала. Образовавшаяся только что, но казалось много веков назад, пустота снова наполнялась чувствами. Было больно, грустно и страшно. Очень страшно. И очень обидно. Обидно за Артура, за себя, и просто обидно без явной причины. И от всего этого Алиса начала злиться. На этот раз на себя. На свою слабость. Нерешительность. На то, что не смогла настоять на своём. На то, что дала волю чувствам, хотя и обещала, что никто не увидит её слёз. На всё сразу. На свою бесполезность. Когда на её плечо опустилась рука адмирала, через всё тело девушки как будто прошёл электрический ток. Она невольно вздрогнула, но всё же вернулась к реальности. Слёзы всё ещё текли по щекам, Алиса всё ещё иногда всхлипывала, и она совершенно точно была не в порядке, но она вернулась к реальности. И это было гораздо важнее попыток адмирала её успокоить или отчитать.
- Простите… - девушка всхлипнула и вытерла слёзы манжетом блузки. – Простите, что доставила неприятности. – её голос всё ещё дрожал, от чего приходилось говорить тихо и медленно. – Так всегда было. Я доставляю неприятности всем, кто оказывается рядом. Особенно тем, кто мне дорог. – предложение адмирала звучало очень заманчиво, и Алисе очень хотелось это сделать. Но она не могла себе этого позволить. Не потому, что это было запрещено или неправильно, нет. Просто Он бы этого не хотел.
- Я… Артур… Мы были близки. Он был моим героем. До сих пор им остаётся.  – девушка глубоко вдохнула, глотая новую порцию слёз и продолжила немного увереннее. – Мне было 9, когда его забрали. С тех пор я его не видела, мы общались только через письма. Когда… Когда стало известно, что я тоже Ядро, я была рада. Я надеялась попасть  ту же флотилию, что и он, но… Простите. Я просто хотела узнать, что с ним произошло.  Каким он был, возможно. Пожалуйста, это всё о чём я прошу. – впервые с того момента, как она переступила порог кабинета, Алиса смотрела прямо в лицо своему собеседнику. – Пожалуйста. Вы ведь тоже потеряли дорогого человека, это видно по глазам. Вы можете представить, каково мне не знать.

0

9

То время когда слезы могли прошибить Льва давно прошло. Заплаканное лицо Саффолк напоминало ему об этих днях - когда он еще только начал свой адмиральский путь, и когда к каждому ребёнку относился с отеческой теплотой. Тогда он достал бы из кармана платок, присел бы рядом и помог вытереть слезы, успокоил и поддержал тёплым словом. Увы, слишком многое напоминало ему, что такое поведение было ошибкой.
-Вместо того чтобы извиняться, тебе лучше поработать над контролем своих эмоций. Флоту не нужны слабые духом.
Очевидный укор. Страдания девушки не доставляли адмиралу удовольствия, нет, но чем быстрее она поймет, что сострадания от него не дождаться, тем быстрее она уйдет... И перестанет испытывать его терпение.
Рассказ девушки о своём брате не был просвещающим, ни в коей мере. Лев помнил, рассказы своего подчиненного о сестре. Помнил, как он радовался, получая от неё письма. И отлично помнил, как сам писал на тот же адрес свои соболезнования.
-Я потерял мою Флотилию, это война, девочка, люди гибнут на войне, - сквозь зубы ответил адмирал, отводя предательски подводящий его взгляд, -Что касается Арк Рояля, то я повторюсь - обращайся к адмиралу флота или в архив, мне тебе рассказывать нечего.
Бессмысленные попытки достучаться до адмирала лишь сильнее выводили его из себя. Саффолк просто не понимала, что заставляет его переживать эту потерю заново, вот уж действительно беспардонный эгоизм. Твердо решив, что перекинется при возможности парой слов с её адмиралом, Лев вновь повернулся к Саффолк, чтобы поставить точку:
-Если ты закончила драматизировать, покинь мой кабинет.
Девочке стоит привыкнуть, что мир - несправедливое место. Удивительно, что смерть любимого брата еще не довела её до этой мысли.

0


Вы здесь » Striking Distance » Мирное время » 03.06.2026. Мы помним Гибралтар.